Спокойной ночи, милая!.

Стихотворное послание любимой с пожиланием доброй ночи; романтическая лирика, написанная в порыве наполнявших мою душу чувств...

СПОКОЙНОЙ НОЧИ, МИЛАЯ!..

спокойной ночи, милая,
и самых добрых снов!
Пусть шепчет в них прибоя шум
далёких берегов!
Дельфин играется в волнах
и чаек слышен крик;
ракушки чудные в песках,
и теплоход вдали!

Далее

Любимая, здравствуй!

Ещё одно стихотворение, несколько лет пролежавшее в архиве... Простенькая, но искренняя любовная лирика из цикла утренних посланий любимой девушке.

ЛЮБИМАЯ, ЗДРАВСТВУЙ!

солнце, в комнату тихо проникнув,
до кровати слегка прикоснулось.
С неохотой глаза открывая,
ты загадочно так улыбнулась

Далее

«Перо — орудие души!»

«Перо — орудие души!»

Ко дню рождения и к 20-летию творческой деятельности друзья, участники Луганской части команды Литературно-музыкального объединения
«Мир творчества»
(Татьяна Васильковская, Яна Гуменюк, Сергей Овсянкин, Владимир Янель, Екатерина Писаренко, Татьяна и Никита Рисухины) сделали мне неожиданный и обалденный подарок!

Далее

Глаза души

У души, безусловно, есть свои глаза, которые позволяют ей очень многое видеть, в том числе и на огромном расстоянии. В сегодняшнем небольшом рассказе я попытался описать это свойство, которое, думаю, знакомо очень многим. Ну, а насколько удачно у меня это получилось, — судить вам!..

Глаза души

Небольшое рыболовецкое судно, слегка покачиваясь на волнах, медленно бороздило морские просторы. У кормы стояли два матроса, — один курил, играясь зажигалкой, второй, отвернувшись от приятеля, смотрел во тьму.

— И что ты там пытаешься разглядеть, Валер? — выпустив очередные кольца дыма, спросил первый матрос.

Валерий не ответил. Он лишь сделал небольшой шаг влево, уворачиваясь от пущенного в его сторону дыма, и слегка повёл плечами. С севера дул хотя и слабый, но довольно прохладный ветер. К полуночи заметно похолодало.

— Как думаешь, дождя не будет? — вновь поинтересовался первый моряк.

— Вряд ли, — взглянув на ясное, звёздное небо, отозвался второй.

Он глубоко вздохнул и провёл рукой по взъерошенным ветром волосам.

— Валер, что случилось? — кладя ему руку на плечо, участливо поинтересовался приятель. — Ты весь вечер какой-то не такой...

Далее

Весеннее небо

Растянувшись на молодой траве, раскинув руки в стороны, я лежу, подставив лицо мягкому весеннему солнцу, лёгким, слегка прохладным дуновениям ветра, и, широко раскрыв глаза, смотрю на небо. В глазах лишь слабый свет, поэтому приходится подключать воображение, черпающее информацию из закрома памяти.

Какое оно сейчас, небо? Высокое или низкое? День-то ясный, поэтому, наверное, высокое. Голубое и бездонное!.. Есть ли облака? Какой формы, и в каком направлении они движутся? Я так давно не видел небо!.. Лет пятнадцать, наверное... И так хочется сейчас его вновь увидеть!..

Далее

Назад дороги нет

Назад дороги нет

«Назад дороги нет» — это повествование о принятии не простого решения и сложном пути его воплощения в жизнь. Но каждый труд обязательно вознаграждается, а мечты сбываются лишь тогда, когда мы доростаем до них! Только ищущий — находит, и только стучащемуся — отворяют.

Назад дороги нет

Вздрогнув, Стас открыл глаза и посмотрел на часы — было тридцать две минуты восьмого. «Вставать, или полежать минут десять — пятнадцать? Нет, пора!»

Стас довольно поздно лёг, и в течение ночи неоднократно просыпался, — так с ним часто бывает, когда он сильно волнуется, ожидая не простой грядущий день.

«А может, бросить? — мелькнула мысль в ещё совсем вялом, полусонном мозгу. — Пока ещё не поздно, взять и отказаться от задуманного? Ведь никто не узнает! Ну, почти никто. Витьку что-нибудь навру — он мужик простой, поверит сходу в любую басню.»

-Нет! — в слух произнёс Стас, — никаких разворотов! До конца! Мне уже нечего терять.

Глаза закрывались, и очень не хотелось вставать, но решение было принято. Резко отбросив одеяло, Стас вскочил с кровати и взял в руки гантели. Холодные металлические изделия отчего-то казались невыносимо тяжёлыми, так и хотелось разжать пальцы и выпустить их из рук. Стас, стиснув зубы, упрямо продолжал выжимать привычную сотню. Закрыв глаза, он вяло вёл подсчёт с трудом дающихся сетов.

-Девяносто восемь... Девяносто девять... Сто... Фу-у-ух!.. Готово. Теперь умываться, бриться и завтракать!

***

В очередной раз взглянув на часы и убедившись, что время ещё есть, Стас снял со стены гитару и присел на край дивана. Музыкальный инструмент совсем недавно появился в его доме, и об этом ещё никто не знал. Пробежавшись по струнам, Стас с силой ударил сверху вниз сразу четырьмя пальцами правой руки, переходя с перебора на бой. Чарующий звон струн, лаская слух, успокаивал его нервы, натянутые словно тетива, и погружал в такой приятный, убаюкивающий мир грёз. Он не знал ни единой мелодии, предпочитая просто экспериментировать, поочерёдно беря знакомые аккорды и подбирая бой, согласно текущему настроению. Подушечки пальцев левой руки приятно саднили, прикасаясь к струнам и зажимая их на нужных ладах, а мышцы правой руки, находясь под умеренным, но постоянным напряжением, столь же приятно ныли, — ещё не успели полностью расслабиться после утренней зарядки.

Глаза периодически пытались закрыться, но уже не с прежней настойчивостью. Зарядка и холодный душ сделали своё дело — побеждённая сонливость стремительно отступала.

***

Уже стоя на пороге и закрывая входную дверь, Стас в который раз подумал о том, что ещё есть возможность отказаться от задуманного, не рисковать, оставив всё так, как есть. Пути для безболезненного отступления пока ещё открыты, но спустя какой-то час таковой возможности уже не будет!

«Я ставлю на кон всё, что у меня есть. Если что-нибудь пойдёт не так, я погибну. Ещё можно отказаться, можно соскочить. Никто не узнает, никто не обвинит в трусости! И всё останется так, как есть.»

Стас остановился. На улице было совсем тихо; лишь где-то вдалеке едва слышно лаяла собака, да на деревьях пели птицы. Весна уверенно вступала в свои права: стремительно набухали почки, пробивалась первая трава. Некоторые деревья уже во всю цвели. С ясного, светло-голубого неба светило приветливое апрельское солнце, так нежно и ласково щекотавшее лицо, шею и руки.

«Весна — пора, когда так хочется верить в светлый и долгожданный, столь желанный поворот в жизни! А вдруг для меня она станет последней? Бред! Хватит себя накручивать! Решение принято, оно будет реализовано, — и баста! Всё будет хорошо!» резко тряхнув головой, Стас вытер со лба выступивший пот и уверенной походкой направился в сторону калитки.

***

-А вот и генеральный продюсер приехали-с! — привычной шуткой встретил Стаса Игорь. Когда Стас подъехал к зданию дворца культуры, в котором должен был пройти сегодняшний концерт, Игорь с Аней уже ждали его у парадного входа.

-Привет-привет! — выходя из машины и крепко пожимая руку друга, весело ответил Стас. — Вот и наша персона пожаловала!

Подойдя к Ане, он столь же привычным движением руки привлёк её к себе и нежно обнял за плечи.

-Как дела? Волнуешься?

-Есть немного, — честно призналась девушка. — Всё-таки зал на четыре тысячи человек -= мы ещё с такой аудиторией не работали, и мне слегка страшно!

-Всё будет хорошо, — улыбаясь, заверил её Стас. — Это будет самый классный наш концерт! Мы ведь так долго об этом мечтали! Наш концерт в самом крупном и самом престижном помещении города!

-Мне три года снился сон, что мы сделали такого уровня мероприятие! — глядя ему в глаза, призналась девушка.

-И сегодня он сбудется! Всё будет хорошо, не переживай!

Стас осторожно провёл ладонью по её волосам. Аня улыбнулась и, смутившись, опустила глаза.

-Я тебе верю, — едва слышно прошептала она.

***

-Приветствую! — крепко пожимая протянутую руку, пробасил Виктор.

-Артисты все уже приехали? — спросил Стас.

-Да. В гримёрной. Ведущие на сцене. Люди потихоньку собираются. Всё отлично, — отчитался Виктор.

Бросив быстрый взгляд по сторонам и убедившись в том, что их никто не слышит, он понизил голос и спросил, приблизив своё полноватое лицо к уху Стаса:

-Всё, как договаривались?

-Да, — хриплым от волнения голосом ответил Стас. — Я подам знак.

***

«Вот и подписал себе приговор! — поднимаясь по лестнице, думал Стас. — Теперь отступать поздно, теперь уже до конца.» остановившись между этажами, он подошёл к окну и выглянул на улицу — внизу как раз стояла его белая «Приора». «Метров десять, — мелькнула странная мысль, — никаких гарантий!» с верху донеслась торжественная музыка, означающая открытие концертной программы.

-Пора!

***

Стас хотя и сидел на первом ряду, всего того, что происходило на сцене, практически не слышал. Он прибывал в каком-то полусне, лишь изредка, словно выныривая из полубреда в действительность, машинально отмечал мощный вокал очередного исполнителя, выступавшего в это время со сцены, и снова проваливался в полузабытьё.

Во время антракта к нему подходили друзья, — они о чём-то спрашивали, и он им что-то отвечал; но всё это происходило будто бы сквозь пелену тумана, воспринималось как замедленное кино, и не откладывалось в памяти.

Антракт окончился, и на сцене вновь появились ведущие. Они явно волновались, объявляя очередного исполнителя, — Стас заметил это, но почти сразу же забыл о промелькнувшей в голове мысли. Грянул оглушительный гром аплодисментов, от которых Стас невольно содрогнулся и поморщился. Заиграла музыка, кто-то запел, — он, конечно же, не удержал в памяти имени очередного исполнителя. Он ждал, когда наступит час икс, и лишь к этому мгновению были прикованы все его мысли. Ничего другого, как и жизни в целом, больше не существовало. Только это мгновение, от которого теперь зависело абсолютно всё, да часовая стрелка, неумолимо и беспощадно приближавшая развязку!

***

И вот решающее мгновение настало!

-А сейчас, — объявил ведущий, — мы приглашаем на эту сцену человека, без которого не состоялся бы сегодняшний концерт! Человека, который уже на протяжении пяти лет активно занимается организацией искромётного и незабываемого досуга для жителей нашего города! Человека, подарившего нам не только сегодняшний, самый грандиозный, самый феерический праздник, но и десятки, десятки других, не менее светлых и энергичных мероприятий, несущих очень мощный заряд позитива и бодрости! Итак, встречайте! Генеральный продюсер компании «Твой день» — Станислав Князев!!!

Неумолимо громкий шквал аплодисментов грянул с такой силой, что, казалось, в зале разом разорвалась дюжина гранат!

«Красивые слова, но такая чушь! — поднимаясь со своего места, подумал Стас. — Это всё люди, находящиеся рядом со мной, да счастливое стечение обстоятельств, — не более того.» подойдя к микрофону, он глубоко вздохнул. Во рту пересохло, а в висках бешено билось сердце. Коленки судорожно тряслись, и, казалось, земля уходила из-под ног.

-Дорогие друзья! — заговорил Стас охрипшим от сильного волнения голосом. — Сегодня крайне важный для всех нас день! Сегодня пятидесятый концерт, организованный и проведённый нашей компанией! Это своего рода юбилей, который мы решили отметить в самом крупном концертном помещении нашего города, где нам ещё ни разу не доводилось выступать!

 

Мощная волна аплодисментов заглушила его. Из зала донеслись одобряюще-ликующие возгласы, крики «браво» и свист. Кто-то даже задудел в принесённую с собою дудку.

-И в этот день мне! — пытаясь перекричать ликующую публику, продолжил Стас. — Мне бы очень хотелось, чтоб именно сегодня! Я приготовил для вас!

Публика не унималась, и его слова тонули, бесследно растворяясь в гуле бурных оваций.

«Ещё есть время. Последняя возможность отступить. Я не смогу это сделать, я всё испорчу! Ещё есть возможность соскочить! Нет! Назад дороги нет!» в глазах появился ярко-синий туман. Пол сцены вздрогнул и стал сильно раскачиваться из стороны в сторону. Аплодисменты, кажется, начали стихать; или это он медленно отъезжает? Ещё мгновение, и конец. «Остановись!» но рука самопроизвольно сделала условленный жест. «Всё, конец!» грянула торжественная дробь барабанов, и откуда-то появившийся на сцене Виктор, поклонившись замершей от неожиданности публике, вложил Стасу в дрожащие руки до блеска отполированную гитару с большим красным бантом.

-Я хочу! В этот день! Хочу подарить вам песню! — закричал срывающимся голосом Стас.

Публика вновь грянула оглушительными аплодисментами.

***

Дрожь в руках и ногах всё ещё не унималась. Сердце неистово билось в висках, груди и, казалось, везде, где только можно. В глазах темнело, пол уходил из-под ног. Стас волновался так сильно, как ему ещё никогда в жизни не приводилось. Казалось, будто он впервые вышел на сцену, будто и нет многолетнего опыта общения с аудиторией. Но сегодня была совершенно иная ситуация, от которой зависело очень многое!

Пальцы левой руки взяли нужный аккорд, а правой — ударили по струнам. Первый такт, второй, третий! Хоть бы голос не подвёл, хоть бы не сорвался! В ушах зазвенело, но отступать уже было поздно!

Жизнь — это дар бесценный!

Жизнь ведь дороже всего!

Но вмиг теряет цену,

если ты не со мной!

Запел Стас, и дружные аплодисменты с легкостью поймали ритм песни. Волнение постепенно начало проходить, голос, раздвигая стальные обручи груди, стремительно креп и вырывался на свободу. Пальцы всё точнее и точнее брали нужные аккорды, бой получался всё чище и чище. Песня летела ввысь, и уже не было такой силы, которая смогла бы её остановить!

Только когда ты рядом,

я сознаю, что живой!

Высшая есть награда:

чувствовать, что я твой!

Перед припевом Стас постарался найти её среди зрителей. И когда их взгляды встретились, ему показалось, что она плачет, — но её слёзы — от счастья. Она всё поняла!

Нет! Без тебя, слышишь, нет

словно части меня-а!

Нет! Без тебя не могу

я прожить и ни дня-а!

Я тебя люблю-у!

Нет! Без тебя, слышишь, нет

словно части меня-а!

Нет! Без тебя не могу

я прожить и ни дня-а!

Будь со мной, молю-у!

Стасу казалось, что он оторвался от земли и парит в небесах. Он испытывал неведомый ему ранее драйв. Ощущение невероятного счастья переполняло его душу.

Нет без тебя рассветов,

нет без тебя закатов,

воздуха мне так мало,

душно на всей Земле!

Всё для тебя исполню,

звёзды с небес достану,

лишь бы ты мне сказала,

нужен что я тебе!

Продолжал он петь, всецело отдавшись песне, вложив в неё всю свою душу, не спуская глаз с такого родного и любимого лица! Он пел лишь для неё одной. В огромном четырёхтысячном зале, переполненном людьми, для Стаса, кроме неё одной, больше никого не существовало!

Нет! Без тебя, слышишь, нет

словно части меня-а!

Нет! Без тебя не могу

я прожить и ни дня-а!

Я тебя люблю-у!

Нет! Без тебя, слышишь, нет

словно части меня-а!

Нет! Без тебя не могу

я прожить и ни дня-а!

Будь со мной, молю-у!

Окончив петь, он провёл внезапно отяжелевшей рукой по мокрому от пота лбу.

-Спасибо, друзья! С праздником вас! — крикнул он, и, на ватных ногах, под оглушительные аплодисменты сошёл со сцены.

«Кажется, получилось!..» — словно откуда-то издалека пронеслась в голове едва уловимая мысль.

***

-Стас, это было просто офигенно! — подходя к нему, произнесла взволнованная Аня. — Я даже и не ожидала от тебя такого!

-Это всё было лишь для тебя одной, — едва слышно сказал он. Силы, столь внезапно наполнившие его там, на сцене, также стремительно покинули. Он ощущал жуткую усталость и дикую опустошённость.

-Я знаю, — улыбнулась Аня, крепко обнимая его за шею. — Я всё знаю! — прошептала она ему на ухо. — Ты у меня самый лучший, и я сегодня очень счастлива!

-Правда? Ты серьёзно?

Стас осторожно провёл рукой по её волосам, затем прижался к ним губами.

-Правда! — засмеялась Аня. — Конечно, правда!

-Ты у меня тоже самая лучшая! И я тебя никому не отдам!

Далее

Утренняя прогулка

Ещё одно стихотворение, написанное несколько лет тому назад, но публикуемое лишь сегодня. Романтическая любовная лирика, передающая настроение утренней прогулки с любимой...

УТРЕННЯЯ ПРОГУЛКА

чаек крик и шум прибоя,
три дельфина вдалике.
Шелест гальки под ногами,
мы идём — рука в руке.

Далее

Привет любимой!

Наверное, картинка, описанная в данном стихотворении, сегодня до боли знакомая очень многим, причём не только тем, кто живёт вдалеке друг от друга. Ведь так? :)

ПРИВЕТ ЛЮБИМОЙ

ты, отбросив одеяло,
потянулась не спеша.
Крепко выспавшись за ночку,
вновь поёт твоя душа.

Далее

Грёзы

Когда любишь, то, конечно же, часто думаешь о своей возлюбленной, мечтаешь. А если ты приэтом являешься творческой натурой, то твои мечты, грёзы не редко затем обретают форму поэтических или прозаических произведений.

Одно из таких стихотворений, родившихся врезультате романтических мечтаний, я и хочу сегодня предложить вашему вниманию.

«Грёзы» — простенькая любовная лирика, написанная несколько лет тому назад, когда на душе царило соответствующее настроение и я жил надеждой. Лёгкий весенний стих, который как раз актуален для текущего времени года!..

ГРЁЗЫ

в быстро светлеющем небе
звёзды стремительно тают.
Горы, деревья, дорога
тьму с себя тихо снимают.

Далее

Татьяна Успенская — «Песок под ногами»

Пару дней тому назад дочитал роман Татьяны Успенской «Песок под ногами», некоторыми мыслями и впечатлениями о котором и хочу сегодня поделиться.

Далее