Капитан

Внимание! Заполните форму ниже и получите подарочный комплект!




Узнать подробней о подарке.

Он всю свою короткую жизнь сражался за правое дело, за справедливость. И хотя враги оказались сильнее, он ушёл не побеждённый, не сломленный, в полном согласии с собственной совестью и покоем на душе.

Капитан

Сначала дождливый, затем распогодившийся день подходил к концу. Майское солнце медленно скрывалось за горизонтом. На ясном, безоблачном небе показались луна и несколько крупных, но ещё немного тускловатых звёзд. Было совсем тихо: не лаяли во дворах собаки, не шумели дети, не шелестели листвой деревья. Затерявшаяся в Донской степи деревня, казалось, уже крепко спала.

Но вот откуда-то издалека донёсся слабый звук автомобильного двигателя. Вскоре на грунтовой деревенской дороге показалась запылённая серая Волга. Она ехала совсем медленно, замирая едва ли не у каждого двора.

Возле пятого дома, на заборе которого было аккуратно выведено мелом слово «сдаётся», машина остановилась. Из неё вышел высокий, темноволосый мужчина лет тридцати — тридцати трёх на вид. Одет он был в серую военную форму с капитанскими погонами на плечах. Сплюнув, он поправил широкой, мозолистой рукой растрепавшиеся волосы и, подойдя к калитке, нажал на звонок.

За забором тут же залилась писклявая собачонка, нарушив своим противным голосом вечернюю тишину. Минут через десять калитка слегка приоткрылась. На улицу выглянула пожилая женщина в пёстрой косынке, из-под которой небрежно выбивались пряди седых волос.

-Вам чего? — взглянув на капитана, спросила она.

-Сдаётся? — кивнув головой в сторону дома, уточнил он.

-Ну, сдаётся. Комната...

-Сколько?

-Три тысячи за месяц.

Пошарив в кармане, капитан вынул пачку сотенных купюр и, отсчитав нужную сумму, протянул их женщине.

-Открывай ворота, — скомандовал он.

-Зачем? – растерянно спросила женщина, невольно пятясь назад.

-Машину загоню, — пояснил капитан.

Женщина окинула его долгим, изучающим взглядом.

-Может, сперва посмотришь на комнату? – предложила она. – Вдруг чего не понравится.

-Мне всё равно. Лишь бы крыша над головой.

-Странный ты какой-то... На наркомана или пьяницу, вроде, не похож... Бандит, что ли?..

Женщина явно колебалась. Она не знала, как ей правильно поступить: принять хотя и денежного, но довольно подозрительного квартиранта, или же отказать — от греха подальше.

-Мать, решай быстрей, — взглянув ей в глаза, устало произнёс капитан. — Вечер уже, темнеет...

В его взгляде отчётливо читались искренность и доброта. Было в нём ещё что-то такое, от чего невольно сжималось сердце. Женщина глубоко вздохнула.

-Ну, хорошо, — наконец, сказала она. — А звать-то тебя как?

-Егор, — представился капитан.

-Что ж, Егор, будем жить вместе. Заезжай...

* * *

После довольно сытного завтрака капитан присел на порог и смачно затянулся сигаретой. Медленно выпуская большие кольца дыма, он рассеянно смотрел по сторонам, глубоко уйдя в невесёлые мысли. Ночью вновь шёл дождь, и теперь на улице было немного зябко. Но Егор, похоже, совсем не ощущал прохлады.
Вскоре из дома вышла и хозяйка. Взяв в сарае совок с метлой, Зоя Михайловна стала неспешно подметать двор.

-Похолодало сегодня, — сказала женщина. — Вчера теплее было. Дождик сбил тепло. Он хоть и не большой был, — так, покапал чуть-чуть, и перестал, — но температуру понизил. Наверно, этот, как его там? Циклон прошёл. ишь, слово-то какое мудрёное. Не всяк раз его и вспомнишь. Иностранное, поди, не русское. Сейчас модно говорить не нашими словами, — она немного помолчала, затем продолжила: — Ну, ничего... Сегодня похолодало, а завтра, даст Бог, и потеплеет. Зато вот пыль прибило, работы мне убавило. Надо немножко убраться, порядок навести. В доме я уже полы помыла, пыль вытерла, — оно хоть чуть-чуть, да всё ж лучше стало. Теперь вот во дворе подмету, да пойду пирожки с картошкой печь, — внучка сегодня должна приехать, так я и стараюсь. Она очень полюбляет мои пирожочки. В городе-то, поди, такие нигде и не купишь… А ты, Егор, как — семейный или ещё не успел? — остановившись напротив капитана, спросила Зоя Михайловна.

-Уже нет, — кидая окурок в мусорное ведро, ответил Егор.

-А что ж так? Развелись, поди?

-Не сложилось.

-Плохо... Да, плохо это. Оно, видно, жизнь сейчас такая, — многие разводиться стали. Раньше такого не было. Как поженились, так и живут до старости. Вон мы с покойным Иваном Кузьмичом — царство ему небесное и вечная память, — пятьдесят два года вместе прожили!.. Ругались, конечно, ссорились, — оно как же без этого? — но до развода дело не дошло. Двух сыновей и одну дочку вырастили, жизнь их устроили, внуков дождались... Жизнь, в общем, прожили порядочно... А у тебя как, дети-то есть?

-Дочка.

-Маленькая-то ещё небось?

-Семь лет.

-Конечно, маленькая. Только в школу идти. И такое вот несчастье в семье... Что же вы так-то?

-Так получилось.

-Не серьёзная пошла ноне молодёжь, жизнь живут — как в игру какую играют: не получилось, проиграл — ну, и ладно. Ещё потом сыграю. Мало, видно, отцы вас в детстве ремешком лупили, плохо, видно, воспитывали... — Зоя Михайловна умолкла, продолжив подметать. Но, махнув пару раз метлой, вновь остановилась. Обернувшись к Егору, она сказала: — Ты на меня, старуху, не серчай. Ворчливая я с годами стала. Да и детишек маленьких жалко: так и болит душа за них, за ангелочков бедненьких!..

-Всё нормально, — ответил Егор.

-А ты, сынок, в каком звании-то будешь?

-Капитан.

-О, капитан — это хорошо! Большое звание, молодец. Так скоро и до генерала, даст Бог, дослужишься. А в наши-то края по службе приехал, али как?

-В отпуске я, — вставая с деревянного порога, ответил Егор. — Извини, мать, пойду прогуляюсь.

-Да-да, иди, конечно, — закивала Зоя Михайловна совершенно седой головой. Глубоко вздохнув, она снова принялась усердно подметать.

* * *

На окраине деревни протекала не очень широкая, но довольно глубокая речка с весьма быстрым течением. Она, словно змея, извивалась по бугорчатой местности, скрываясь из виду далеко в поле, широко распростёршемся за крайними домами. Через речку был переброшен полусгнивший деревянный мост с поручнями из толстой стальной проволоки, которую, как ни странно, никто не догадался умыкнуть да сдать на металлолом. Мост, когда на него входили, сильно шатался и угрожающе скрипел. Порой казалось, что он вот-вот развалится и рухнет в воду. Местные жители, — а в особенности женщины, — каждый раз с тревогой и опаской становились на него, крестясь и благодаря Бога за благополучный переход. Они, если это только было возможно, предпочитали сделать лишний крюк в пару километров, нежели идти напрямую, через мост. Местные власти уже не первый год обещали заменить его на железный, но пока дальше слов дело не двигалось. Время шло, а мост стоял, спокойно продолжая гнить и разрушаться.

Дойдя до середины моста, Егор остановился. Положив руку на проволочный поручень, он замер и прикрыл глаза. Под ним стремительно бежала река, а над головой простиралось ясное, голубое небо. Вокруг стояла тишина. На берегу беззаботно резвились дети, но и они, увидев незнакомого человека в военной форме, притихли. Ребятня с интересом и любопытством рассматривала капитана, часто задерживая взгляд на его погонах.

Егор стоял, не шевелясь, слегка опустив голову и крепко сжимая поручень заметно напрягшейся рукою. По его гладко выбритым щекам бежали крупные мужские слезы.

* * *

Вера, внучка Зои Михайловны, приехала около полудня. Егор протирал в машине коврики, когда во двор вошла симпатичная девушка. На вид ей было лет двадцать пять. Среднего роста, со стройной, спортивной фигурой, светлыми, кучерявыми волосами, спадавшими чуть ниже лопаток, и мягкими чертами лица. Она произвела на капитана довольно сильное впечатление, заставив на время оторваться от работы и окинуть её пристальным взглядом. Одета Вера была в жёлтый спортивный костюм с красными вставками и белую футболку. На ногах у неё были белые кроссовки со слегка задранными к верху носками. За левым плечом у девушки висела гитара, а в правой руке она несла увесистый рюкзак.

-Привет, — поравнявшись с Егором, произнесла Вера звонким, довольно приятным голосом.

Егор кивнул, продолжив тщательно вымывать коврик.

-А ты вообще кто? — окинув его пристальным, изучающим взглядом, спросила девушка.

-Квартирант, — не поднимая глаз, ответил капитан.

-Квартирант? Понятно, — Вера улыбнулась. — А я — Вера, — представилась она.

Егор ничего не ответил. Немного помолчав, девушка продолжила:

-Вот, к бабушке в гости приехала. Ей тут совсем скучно одной; а мне нравится в деревне — вот я к ней в гости и езжу. Кстати, где она?

-В огороде была, — ответил Егор, выливая воду в палисадник.

Взглянув на грязные разводы внутри ведра, он, не оглядываясь, направился к колонке, находившейся в противоположном конце двора.

Девушка проводила его насмешливым взглядом, улыбнулась и, положив рюкзак с гитарой на порог, пошла в огород.

Зоя Михайловна, нарвав к обеду свежих огурцов, созревших в этом году на две недели раньше ожидаемого срока, уже выходила из теплицы, когда увидела идущую к ней внучку.

-Верочка! — радостно воскликнула женщина.

-Здравствуй, бабуля, — крепко обнимая её, ответила девушка. — Я так по тебе соскучилась!.. Как ты тут поживаешь?

-Да живу потихонечку. Утром вот уборку сделала, — к твоему приезду готовилась (Вера при этих словах счастливо улыбнулась.). А теперь обедать собираемся, — продолжала между тем Зоя Михайловна, — ты как раз вовремя. Поешь с нами свеженького борщичка?

-С удовольствием, бабуль!.. — ответила Вера. — Я очень люблю твой борщ, — он такой вкусный и такой ароматный!..

-Насыплю тебе полную тарелку, и даже с верхом, — подхватила довольная женщина.

Они весело подмигнули друг дружке.

-У меня ж теперь есть квартирант. Вчера приехал, — поделилась Зоя Михайловна последней новостью.

-Угу, — кивнула Вера. – Только он какой-то диковатый.

-Какого Бог послал. Выбирать-то не из чего. Заплатил сразу за целый месяц вперёд. Военный, капитан. Отпуск у него, вот он и приехал отдохнуть. Вроде бы, неплохой человек. С женой, правда, развёлся, дочку маленькую бросил, — но это его дело, и Бог ему в том судья... Ну, пойдём в дом, что мы тут стоим, лясы точим?..

— Пойдём, пойдём, — засмеялась Вера. — Да и ты мой аппетит совсем раздразнила!.. Пойдём есть борщ!

* * *

Веру заинтересовал капитан. Она о многом хотела бы расспросить загадочного квартиранта, но Егор явно не был расположен к подобным разговорам. За время обеда он не проронил ни единого слова. А когда доел, кратко поблагодарил Зою Михайловну, взял в зале из книжного шкафа какую-то книгу и скрылся в своей комнате. Вера попыталась найти предлог, чтобы зайти к капитану, но в голову не приходило ничего путного. Тогда она вынула из рюкзака цифровой фотоаппарат и пошла на улицу.

Девушка уже не первый год увлекалась фотосъёмкой. Ей очень нравилось бродить по улицам и фотографировать. В объектив её фотоаппарата попадали случайные прохожие, чем-либо приглянувшиеся Вере, симпатичные кошки с собаками, самобытные здания, различные памятники и местные достопримечательности. Также девушка часто снимала красивые пейзажи и необычные панорамы. В домашнем компьютере у неё хранилась довольно большая коллекция всевозможных фотографий. Иногда Вера целыми часами их перебирала, внимательно рассматривая и скидывая самые удачные на диски. А некоторые снимки она порой редактировала в Фотошопе, с которым, как говорится, была на «ты». Вера давно мечтала о собственном сайте, на страницах которого могла бы разместить лучшие экземпляры своей фото коллекции. Но, к сожалению, она очень слабо разбиралась в сайтостроении, а для его основательного изучения всё никак не хватало времени.

Вторым её увлечением была гитара. Вера с раннего детства заинтересовалась музыкальным инструментом, полюбив его раз и навсегда. Она с отличием окончила музыкальную школу. Ей легко давались не только простенькие современные мелодии, но и достаточно сложные произведения классиков, требующие особой гибкости рук и большой растяжки. Вера почти ежедневно упражнялась, и могла играть часами напролёт. Она с удовольствием принимала участие в различных музыкальных конкурсах и фестивалях, не редко занимая почётные первые места.

Однако, ни фотосъёмка, ни музыка не стали профессией Веры. После школы девушка поступила в медицинский институт. Ей очень хотелось помогать людям справляться с различными болезнями. Окончив вуз, Вера попыталась устроиться медсестрой в районной поликлинике, но там не нашлось свободных вакансий. Ей предложили место фармацевта в аптеке, и она, немного поразмыслив, согласилась.

Вскоре, правда, Вера сильно разочаровалась в своей работе. Весь день сидеть у окошка, выдавая различные лекарства, — это совсем не то, о чём она мечтала. С нею, конечно, люди часто делились своими невзгодами, консультировались по поводу того или иного лекарственного препарата, только Вере этого было недостаточно. Она хотела самостоятельно определять диагноз и назначать лечение, а не читать чужие рецепты. Однако, других вариантов пока не имелось, и девушке приходилось временно смиряться с обстоятельствами, в душе надеясь на желанные перемены хотя бы в отдалённой перспективе.

* * *

Егор каждое утро, просыпаясь, слышал доносившиеся с соседней комнаты звуки гитары. Ему нравилось, как Вера играет. Он лежал и слушал, изредка барабаня пальцами по одеялу в такт мелодии.

Вера, всей душой стремившаяся хоть немного сблизиться с капитаном, даже не подозревала о существовании у неё столь преданного слушателя. А Егор предпочитал о том молчать. Он, как и в первые дни квартирования, разговаривал крайне мало и практически не шёл на контакт.

За две недели Егор перечитал большую часть домашней библиотеки. Капитан почти не расставался с книгой, читая то во дворе, то в доме. Не мало времени он также уделял не спешной прогулке по деревне, тщательно исследуя все окрестности. Иногда Зоя Михайловна просила помочь по хозяйству, и Егор никогда ей не отказывал. Он молча брался за любое дело, но сам ни разу не проявил инициативы.

Временами капитан садился на пороге, крепко обхватывал колени и о чём-то задумывался. На его лице в эти минуты читались бездонная тоска и душевная боль. Он так глубоко уходил в себя, что не сразу отзывался, заставляя окликавших его людей невольно повышать голос.

Егор очень много курил. Он понимал, что так нельзя, но, к сожалению, не мог иначе. Вся сила воли уходила сейчас на другое, и поэтому, увлёкшись, капитан порой выкуривал до двух пачек в день. Ему приходилось регулярно ходить в местный магазин за сигаретами, чему была очень довольна молодая и не замужняя продавщица Галя. Ей только не нравилось, что симпатичный клиент всегда был угрюм и молчалив, не обращал на неё никакого внимания.

-Что он у вас такой дикий? — спросила как-то Галя у повстречавшейся на улице Веры. — Я ему и так подмигну, и эдак; и одним боком повернусь, и другим; и вздохну, бывает, томно, — а он хоть бы что. Никакой реакции!.. Сигареты берёт, и уходит. Импотент, что ли?

-Наверное, терпение твоё испытывает, — улыбнулась Вера. Затем, посерьёзнев, она добавила: -Не знаю я, Галя, почему он такой. Его что-то угнетает, гложет душу. Но что именно, — мне не известно. С нами он тоже почти не разговаривает...

* * *

Однажды, правда, Вере удалось слегка разговорить капитана, и это событие их немного сблизило. В тот день девушка начала музицировать на полчаса позже обычного. Егор к тому времени уже встал с постели. Не удержавшись, он вышел в зал и приблизился к двери соседней спальни. Дверь была полуоткрытой, и Вера вскоре его заметила.

-Заходи, — улыбнувшись, пригласила она. — Присаживайся.

Егор прошёл к окну и осторожно опустился на край стула.

-Ты молодец, очень хорошо играешь, — похвалил он, когда Вера окончила очередной этюд.

-Спасибо, — вновь улыбаясь, поблагодарила девушка. — А ты любишь музыку? — спросила она.

-Не очень, — честно признался Егор. — Но гитара, как инструмент, нравится.

-Сам умеешь играть?

-В школьные годы немного умел.

-А сейчас?

-Вряд ли. Гитару в руки не брал уже лет двадцать...

-Не хочешь попробовать? — предложила Вера.

-Не-не, ты что! — запротестовал капитан, и Вера впервые увидела лёгкую улыбку на его лице. — Лучше ты ещё что-нибудь сыграй, а я послушаю.

-С удовольствием, — согласилась девушка.

Вера играла, а Егор внимательно слушал, пока Зоя Михайловна не позвала их завтракать.

-Я каждое утро музицирую, — ставя гитару к стене, сказала Вера. — Ты не стесняйся, приходи.

-Хорошо, договорились.

Обернувшись в дверях, Егор неожиданно признался:

-Я тебя каждое утро слушал. Через стенку всё отлично слышно.

-Вау, даже так! — засмеялась девушка. — Ну ты даёшь!..

* * *

На следующий день, оторвавшись от очередной книги, капитан вновь отправился бродить по деревне. Читал он в этот раз легендарный роман Бориса Васильева — «А зори здесь тихие», на душе от которого стало совсем муторно. Перед внутренним взором Егора то и дело возникали отчётливые образы Жени, Риты, Лизы, Гали, Сони и Федота Евграфовича, столь ярко выведенные автором. Роман, несмотря на то, что капитан ранее неоднократно видел экранизацию, произвёл на него очень глубокое впечатление. Герои произведения были живыми и самодостаточными, а не серыми и безликими тенями, как в иных современных произведениях. Казалось, будто он знаком со всеми лично, и смерть каждой девчонки отдавалась глухой болью в душе капитана. На глаза наворачивались слёзы, а к горлу подкатывал ком. Ощущения, оставленные книгой, мощно резонировали с мрачной действительностью, в которой прибывал капитан. они едва не сливались в унисон.

Погрузившись в свои невесёлые мысли, Егор брёл по деревне, особо не разбирая дороги. Вскоре какой-то шум заставил его очнуться и осмотреться по сторонам. Из проулка, отчаянно взывая о помощи, к капитану бежал бледный мальчишка лет десяти. За ним, почти настигая, нёсся разъярённый алабай. Он буквально захлёбывался от собственного рёва, обильно разбрызгивая крупные сгустки слюны. Капитан резко развернулся и мгновенно принял боевую стойку.

Когда мальчишка с ним поравнялся, Егор подтолкнул его в спину и резко дёрнулся вправо, преградив дорогу остервенелому псу. Алабай попытался обойти Егора, но капитан не позволил этого сделать. Тогда животное бросилось на него.

Прикрыв правой рукой лицо, левой Егор схватил пса за холку, одновременно нанося сильный удар ногой в грудь. Челюсти с лязгом сжались на его запястье, резкая боль пронзила кисть. Егор скривился, но пальцы второй руки не разжал. Алабай дёрнулся, пытаясь вырваться, и на мгновение обмяк. Хватка у капитана была не хуже звериной.

Человек и собака закружились по дороге, каждый норовил улучить удобный момент для решающего броска. Алабай несколько раз порывался вновь вцепиться зубами в своего противника, но все его попытки были тщетными. Егор успешно уворачивался, и лишь громко клацали челюсти, хватавшие воздух.

Наконец Капитан бросился вперёд и оседлал бойцовского пса. Обеими руками он схватил его за слабо купированные уши и резко дёрнул в разные стороны. Алабай взвыл от невыносимой боли и, сгибаемый под тяжестью наездника, опустился на землю. Сильный удар кулаком по голове окончательно его успокоил. Животное часто дышало, временами поскуливая, но уже не сопротивлялось. Егор встал с него и с силой ударил ногой в полураскрытую пасть. Хрустнули разбитые челюсти и на землю выпало несколько зубов. Тонкой струйкой потекла кровь. Пёс взвизгнул и, поджимая обрубок хвоста, затрусил по переулку.

-Увидишь хозяина, скажи, что я его, козла, по стенке размажу, — сквозь зубы бросил Егор побледневшему мальчишке и, сплюнув, пошёл прочь. На душе у него стало совсем скверно. Хотелось взять и напиться до потери сознания. Было жаль не виноватую, в сущности, собаку, натасканную каким-то ублюдком и выпущенную на улицу без намордника. Да сильно болела укушенная рука.

* * *

Егор и сам не заметил, как вышел к реке. Остановившись у края моста, он изумлённо огляделся. Солнце, казалось, медленно погружалось в разогретую воду, всё вокруг изящно окрасив в розово-алые тона. Было тихо и спокойно. С юга дул лёгкий ветерок, осторожно ласкавший кожу и слегка теребивший волосы. На мосту капитан увидел Веру, фотографировавшую водную гладь на фоне грандиозно пылающего заката.

Девушка не сразу увидела подошедшего капитана. Она успела сделать несколько снимков, прежде чем обернулась в сторону берега.

-О, привет! — улыбаясь, радостно воскликнула Вера. — Давно стоишь?

-Только подошёл, — ответил Егор.

-Иди сюда, посмотри, какой классный вид, — пригласила девушка, махнув рукой в сторону реки.

-Мне и отсюда видно, — сказал Егор.

-Не, с берега совсем не то, — возразила Вера. — С берега ты смотришь под углом, а тут — прямо. Совсем другой ракурс.

-А он выдержит двоих? – поинтересовался Егор.

-Кто, мост? Выдержит. Если прыгать не будем, не рухнет.

-Ладно, уговорила.

Капитан осторожно взошел на мост и стал рядом с Верой.

-Ну как? — спросила она.

-Красиво, — честно признался он.

-Я уже снимков десять сделала. Потом выберу лучшие.

Они немного помолчали.

-Слушай, а можно тебе один вопрос задать? — взглянув капитану прямо в глаза, спросила Вера.

-Спрашивай, — тихо отозвался он, слегка кивнув головой.

-Бабушка сказала, что ты сейчас тоже в отпуске. Но почему домой не поехал? Военные ведь дома, наверное, не часто бывают. А тут выпал целый месяц, — или сколько там у вас даётся? — а ты в деревню, к незнакомым людям. Странно это как-то...

-Я остался один. Дома больше нет, и службы – тоже. У меня теперь ничего нет, — чётко выговаривая каждое слово, угрюмо произнёс Егор.

-Это как? — не поняла Вера.

-А вот так, — сплюнув, сказал капитан. – я – отпетый боец за правду и справедливость. А таких не любят...

* * *

Егор женился, когда ему едва исполнилось двадцать три года. С Алевтиной они были знакомы с пятого класса. В девятом классе между ними неожиданно возникли взаимные чувства, которые с каждым годом лишь становились крепче. Девушка знала о желании Егора пойти по стопам деда, связав свою жизнь с армейской службой, и всегда поддерживала его в этом стремлении.

Но суровая проза гарнизонных будней оказалась невыносимой для романтически настроенной молодой девушки. Уже через полгода совместной жизни Аля впала в глубокую депрессию. Начались частые истерики, скандалы, то и дело возникающие на пустом месте. Аля хлопала дверью и уезжала к родителям. Соскучившись по мужу, она возвращалась, но уже через две-три недели всё повторялось.

Егор буквально разрывался между женой и службой. Он всей душой любил Алю, остро переживая каждую размолвку. Но и без армии не мыслил своё существование. Егор очень надеялся, что супруга всё же сумеет принять выбранный им образ жизни, и всячески старался ей в том помочь.

Когда Алевтина забеременела, Егору показалось, что его мечты начали сбываться. Девушка воспрянула духом, вновь стала приветливой и жизнерадостной. Скандалы с истериками сменились душевными беседами и серебристым смехом. Аля вся светилась от переполнявшего её счастья. Егору всё время казалось, что это лишь сон, и он очень боялся неожиданно проснуться.

Вскоре родилась Алиса, и дом наполнился её звонким криком, забавным детским щебетанием. Повсюду весели пелёнки с распашонками, пахло молоком. Алевтина всецело отдалась столь желанному материнству, а Егор сосредоточился на движении по служебной лестнице. К тридцати двум годам он дослужился до старшего лейтенанта, а в тридцать пять получил капитана. Правда, врождённая тяга к справедливости трижды едва не поставила жирный крест на дальнейшей карьере. Но, слава Богу, всё обошлось.

Алиса росла здоровой и довольно смышлёной девочкой. Родители в ней души не чаяли. Однако, чем взрослее становилась дочка, тем ощутимей грустнела её мать. Когда Алисе исполнилось пять лет, от Алиного воодушевления не осталось и следа. Она вновь стала замкнутой и раздражительной, в семье возобновились скандалы. После очередного переезда в новый военный городок Алевтина потребовала, чтобы Егор снял им с дочкой квартиру в Ростове, где они и будут жить. «Ты можешь и дальше скитаться, а мне необходима оседлая жизнь! – кричала женщина. – Ребёнку в следующем году идти в школу. У него должен быть постоянный круг общения, должны быть друзья, а не бесконечные переезды! Если на меня плевать, то подумай хотя бы о детской психике!..»

Егор понимал, что жена во многом права. Алиса довольно быстро привязывалась к людям, и каждый раз ей было очень тяжело с ними расставаться. Но, вместе с тем, Егор прекрасно осознавал, что разделённая семья – не долговечна. Он, скрипя сердце, согласился снять квартиру, в глубине души надеясь, что это решение всё же временное.

Два года они жили врозь. Егор при каждой возможности ездил в Ростов, всякий раз с болью отмечая, что жена стремительно отдаляется от него. А потом пришло её письмо. «Извини, — писала Алевтина, — я встретила другого. Алиса будет жить с нами, мы уже всё решили. Прости и прощай. Будь счастлив».

Холодные и сухие слова до боли резанули исстрадавшуюся душу. _Они_ всё решили: и за себя, и за него, и за дочку. А Егора лишь поставили перед фактом. «Как же так? – кричал он. – Ведь мы двенадцать лет вместе прожили!.. Я не смогу без них. Это же моя дочь!..»

В первые минуты у Егора было острое желание схватить автомат и, приехав в Ростов, самолично расстрелять любовника жены. Он был уверен, что Аля попросту подпала под чужое влияние, что она не отдаёт себе отчёт в происходящем. И, если бы не друзья, насильно запершие капитана в доме, сложно представить, чем бы всё могло обернуться. Немного остыв, он всё равно поехал в город, но уже совершенно с иной целью. Егор решил хотя бы Алису привести к себе в часть. Алевтина – взрослая женщина, и пусть поступает так, как считает нужным; но дочку он им не отдаст.

* * *

Когда Егор вошёл в съёмную квартиру, там никого не было. Жена съехала — он это сразу определил. Алевтина забрала все свои вещи, всю электронику и даже часть хозяйской мебели. Ни записки, ни сообщения на автоответчике телефона она не оставила. Егор не представлял, где теперь её искать. Он три дня упорно обзванивал и навещал многочисленных знакомых, пытаясь хоть что-то выяснить, но все попытки оказались тщетными. Капитан был на грани нервного срыва. Безысходное отчаяние накрыло его с головой.

Утром четвёртого дня, выйдя из дома, Егор вдруг резко остановился и машинально напрягся. Перед его подъездом стояли две иномарки, возле которых трое рослых, накачанных парней жестоко избивали четвёртого. Одного из нападавших капитан сразу узнал. Это был Лёха из соседнего подъезда, успевший за свои двадцать восемь лет отсидеть два срока за грабёж и разбойное нападение.

-Что ж вы, суки, делаете! — сжимая кулаки, закричал Егор. — Лёха, прекрати!..

-Слы, солдатик, а не пошёл бы ты! — обернувшись, бросил сквозь зубы один из парней.

-Давай, топай отсюда, — добавил Лёха.

Эти слова стали детонатором. Егор бросился на ближайшего качка, вдоволь отыгрываясь на нём за все переживания последних дней. Он бил с такой яростью, с нечеловеческим остервенением, будто от исхода схватки зависела вся его дальнейшая жизнь. С приходом неожиданного подкрепления заметно воодушевился и защищавшийся парень. Нападавшие, не смотря на численное превосходство, предпочли ретироваться.

-Тебе, припадочный, это так не прокатит, — бросил напоследок Лёха.

Егор не обратил никакого внимания на его слова, но за ними вскоре последовало дело. Три часа спустя, как только капитан перешагнул порог, вернувшись от очередных знакомых, в квартире раздался телефонный звонок. Надеясь на то, что звонит Аля, наконец-то решившая дать о себе знать, Егор, не разуваясь, бросился к телефону.

-Слушаю, — поднимая трубку, произнёс он.

-Слушаешь? — раздался из динамика хриплый, явно раздражённый голос. — Так слушай же внимательно!..

Егор сразу узнал звонившего — это был Семён Тимурович, бизнесмен и депутат областного совета, имевший тесные связи с армейским командованием и лидерами региональных ОПГ... Родной дядя Лёхи.

-Ты, Робин Гуд хренов, у меня уже в печёнках сидишь! — кричал в трубке Семён Тимурович. – Терпел твои идиотские выходки исключительно из уважения к твоему отцу – действительно гениальному врачу. Но сегодня ты превзошёл самого себя… Короче, если ты, дебил тупоголовый, не исчезнешь в течение суток, я тебе помогу это сделать! Но пред тем ты мне ответишь и за генерала Кузьменко, который, благодаря твоей наводке, погорел на стволах, и за показания против Лёшки, и за сегодняшнее твоё художество! Ты мне за всё ответишь, понял? И баб твоих я пущу в расход. Сегодня же заберу их у племяша!..

-Так Алька к твоему выродку ушла! — задыхаясь от бешенства, заорал Егор. — Стерва недоношенная!.. Гнида!.. Найду — по стене размажу!.. И недоумка твоего — тоже!.. Знал бы раньше, так сегодня бы башку проломил!..

-Что?! – взревел Семён Тимурович с такой силой, что у Егора зазвенело в ухе. — Ещё и угрожать вздумал? Ну теперь ты своё точно отпел!.. — он умолк на несколько секунд, затем добавил более спокойным, но твёрдым, не допускающим и малейших возражений, голосом: — Племяша не хочется подставлять. Спутался он с твоей девкой, светился всюду с ней... Поэтому даю тебе последний шанс исчезнуть. И в часть можешь не соваться, с этой минуты ты капитан в отставке...

Он с грохотом бросил трубку.

Егор всю ночь не сомкнул глаз, пытаясь найти оптимальный выход из сложившейся ситуации. Он не жалел о случившемся – Лёха получил то, что заслужил. Но и в намерениях Семёна Тимуровича не приходилось сомневаться. В прошлый раз, когда произошла довольно резонансная история с генералом Кузьменко, годами занимавшегося незаконной торговлей оружием, капитан принял активное участие в его разоблачении. Степану Тимуровичу это очень не понравилось. Егор ушёл от возмездия лишь по счастливой случайности. Теперь ему действительно припомнили бы всё. В прочем, капитан не боялся. Он готов был постоять за себя. На удивление не чувствовалось жалости и к жене. «Аля сама сделала такой выбор, — думал Егор, — и пусть теперь за него отвечает». Но была ещё семилетняя Алиса – единственно оставшийся у Егора дорогой человек, которого он ни при каких условиях не мог оставить. «Дочку я им не отдам, и всех за неё порву!..»

На следующее утро Егор покинул Ростов, уехав в приграничную сельскую местность.

* * *

-Вот такая моя история, — глубоко вздохнув, произнёс Егор.

-И что ты теперь намерен делать? – немного помолчав, спросила Вера.

-Пока – ждать. Прежде, чем лечь на дно, я переговорил с друзьями – они помогут найти Алису. Моё исчезновение, надеюсь, усыпит бдительность Степана Тимуровича, и мы сможем по-тихому забрать дочку. А дальше будет видно. Уеду с ней в Белоруссию — к троюродной сестре, устроюсь на работу – хоть тем же охранником на первое время. Как-то, да сложится. Деньги вот
только заканчиваются. Если вдруг придётся у вас задержаться, нечем за комнату платить. Да и вообще… Надо машину продавать...

-Если хочешь, давай я поговорю с бабушкой, чтоб она тебе так комнату сдавала, — неуверенно предложила Вера. — Ты человек порядочный; я думаю, она согласится.

-Нет, Вера, не надо. И вообще никому не говори о том, что я сейчас рассказал. Мне лишь тебе одной захотелось открыться.

-Хорошо, — тихо пообещала девушка, — я никому не скажу.

-Слушай, ты мне не поможешь забинтовать руку? — вдруг спросил Егор.

-Руку? — удивилась Вера. — Зачем?

-Да вот, собака укусила, — и он показал окровавленную кисть.

-Ой!.. — воскликнула девушка. — Конечно, помогу. Пойдём скорей домой!..

Вечером Егор вновь был угрюм и молчалив, всё время думая о чём-то своём. А утром сказал Вере, что съездит в город, на авторынок.

-Посмотрю, сколько сегодня можно взять за мою Волгу, — с грустью в голосе пояснил капитан.

-Всё-таки решил продавать? — спросила девушка.

-Придётся. Жить ведь на что-то надо.

-Но ты ведь не насовсем уезжаешь, правда? – неожиданно почувствовав тревогу, уточнила Вера.

-Конечно. К вечеру вернусь, — заверил Егор. — Мне ведь пока больше некуда идти...

* * *

На авторынке Егор пробыл до полудня. За это время он успел не только прицениться, но и предварительно договориться о продаже с двумя потенциальными покупателями. День выдался солнечным и очень жарким. На обратном пути капитан решил заскочить в магазин – ему очень захотелось выпить прохладного пива.

Когда Егор возвращался из магазина, возле его Волги остановился грязно-серый джип. Из машины вышло четверо накачанных парней, среди которых был и Лёха. О чём-то быстро переговорив, они решительно направились к Егору.

-Слушай, служивый, дельце одно есть, — сказал Лёха. — Давай-ка проедем.

-А тут нельзя? – невольно напрягаясь, спросил Егор.

-Да не, здесь не удобно. Но ты не волнуйся — мы быстро.

«Может, удастся договориться насчёт Алисы, — подумал капитан. – Или хоть что-то о ней узнать…»

Один из парней подтолкнул Егора к джипу.
— На нашей проедем, — сказал он, невинно поигрывая блеснувшей на солнце финкой.

Другой парень, услужливо открыв заднюю дверцу, забрал у него пиво.

Капитана зажали с обеих сторон. Лёха сел за руль, и джип резво сорвался с места.

Они ехали около получаса, не проронив ни единого слова. Затем Лёха, резко сбавив скорость, круто свернул в лесопосадку.

-Мы куда? – осторожно поинтересовался Егор.

-На очень важную встречу, — заржал один из парней.

Метров через двести джип остановился.
— Выходи, — глуша двигатель, сказал Лёха.

Пока капитан выбирался из машины, один из качков достал из багажника сапёрную лопату. Он молча протянул её растерявшемуся Егору. Другой качок тем временем заряжал пистолет.

-Копай, — сухо приказал Лёха.

-Мужики, да вы чего? «Бригады» насмотрелись?

Ему никто не ответил. Егор взял лопату и, находясь под прицелом пистолета, начал медленно копать сырую землю.

«Вот оно – влияние современной псевдокультуры, — невольно подумал капитан. – У Саши Белого было трое дружков, и этих тоже четверо. В кино всё, кажется, обошлось. Может, и Лёха захотел лишь покуражиться…»

-Алька моя у тебя? — не поднимая головы, осторожно поинтересовался Егор.

-Да, у меня, — ухмыльнулся Лёха. — И мы каждую ночь с ней кувыркаемся, — она такая умница!

Капитан до хруста в пальцах сжал холодный черенок.

-А Алиса? – нервно взглотнув, спросил он.

-Пока у меня.

Что значит — пока?

Сердце у Егора тревожно дрогнуло, а во рту мгновенно пересохло. «Может, сейчас предложат сделку?» — мелькнула мысль.

Капитан впервые пристально взглянул в лицо Лёхи, и по телу побежали колючие мурашки. Глаза у него были слегка красноватые и сильно блестели, а зрачки – не естественно суженные, совсем крохотные. На губах играла ехидная улыбка. Лёха явно находился под сильным наркотическим опьянением. А может, и не он один.

«Плохи мои дела, — подумал капитан, — совсем плохи…»

-А то и значит, что пока. Есть у меня один приятель, обожающий малолетних девочек, вот я и хочу показать ему твою Алиску, — вредная она, по-хорошему никак не хочет. Каждый раз ревёт и соплями давится... Но ты копай, копай... У меня ещё дела есть, некогда с тобой трепаться.

-Ах ты сука! – потеряв над собой контроль, взревел Егор. Взмахнув лопатой, он обрушил её на Лёху.

Но тот успел отклониться, и клинок лишь слегка задел плечо.

В ту же секунду прозвучал первый выстрел. Пуля прошла между рёбрами. Зажав рукой кровоточащую рану, Егор бросился бежать. Вторая пуля ударила в затылок. Падая, капитан, неожиданно для самого себя, впервые в жизни обратился к Богу:

-Господи, — едва слышно прошептал он, — прости меня за всё, и спаси Алису!..

Егор вздрогнул и потерял сознание. Он уже не слышал ни следующих выстрелов, ни многочисленных ударов лопатой и ножом, пинков ногами. Его грешная душа устремилась к небесам.

-Заройте эту падаль, и поехали, — вдоволь натешившись, приказал Лёха. Покачиваясь от усталости, он побрёл к машине. — И живее там, не расхолаживайтесь!..

* * *

Уже давно стемнело, а Вера всё ждала Егора. Она стояла у окна и вглядывалась в темноту, тщетно стараясь разглядеть отблеск фар подъезжающей машины.

-Уехал, — тихо прошептала девушка. — Обещал вернуться, а сам...

С ресниц сорвались две крупные горошины слёз. Они медленно покатились по дрогнувшим щекам.

-Боец за правое дело… Господи, умоляю тебя, убереги его!.. Не дай наделать глупостей, — Вера тихо всхлипнула и глубоко вздохнула. – Завтра обязательно схожу в церковь и поставлю свечку…

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">


Похожие записи

Количество просмотров: 1 184

2 комментария

  1. Татьяна Живюк
    23 Авг, 2021

    Не ожидала, что так печально закончится рассказ. Читаешь и веришь, что все происходило на самом деле. Меня единственное удивило, когда капитан так легко согласился поехать с бандитами.

  2. Артём Аргунов
    24 Авг, 2021

    Татьяна, спасибо большое за отзыв! Рад, что рассказ Вам понравился.

    Что до согласия на поездку: но ведь у каждого из нас случаются порой спонтанные поступки, которым потом сами же удивляемся. А Егор к тому же надеялся, что во время поездки он сумеет если не договориться об освобождении дочери, то хотя бы что-то о ней узнать. Это желание и подтолкнуло его на столь поспешное решение.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *