Ответный удар (1 — 25)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1.

Начинался утренний час-пик. Ещё час тому назад бывшие почти пустыми городские улицы теперь буквально кишели бегущими или быстро идущими пешеходами,
умеренно проезжавшими или несущимися легковыми и грузовыми автомобилями, автобусами, маршрутками. Начинался очередной рабочий день, город оживал, просыпался
от ночного сна. На восходе поднималось солнце, освещая ясное голубое небо и шумные, пыльные улицы. Сквозь гул и шум автомобильных двигателей до слуха порой
доносилось весёлое щебетание различных птиц, разместившихся на росших вдоль дороги деревьях. Где-то, взвизгнув, сонно залаяла собака — вероятно, приветствуя
вышедшего во двор хозяина. Из-за поворота вынырнул новенький «Мерседес» цвета мокрого асфальта. Замерев на пару секунд, он резко тронулся с места, обогнал
вяло ползущего старенького «Жигулёнка» и, быстро набирая скорость, помчался в сторону центра города.

— Сегодня еле заставил себя проснуться, — пожаловался своему водителю сидевший на переднем сидении элегантно одетый мужчина. На вид ему было лет сорок
— сорок пять. Немного полноватый, с тщательно выбритым лицом и аккуратно расчёсанными, наполовину седыми волосами. В левой руке он держал только что снятые
с глаз дорогие солнцезащитные очки, а правой вынимал из кармана своего пиджака пачку сигарет и зажигалку, намереваясь закурить.

— Опять гостили у вас молодые девочки? — понимающе улыбнувшись, спросил водитель, на вид которому было не более двадцати лет; одет он был в тёмно-синий
спортивный костюм и зелёную кепку с разноцветным и замысловатым узором спереди.

— Опять, — согласно кивнул головой мужчина. Достав из пачки сигарету, он чиркнул зажигалкой.

— Окно только откройте, Александр Михайлович, — попросил водитель.

— Да-да, сейчас.

Обогнав белый «Опель», уже около минуты шедший впереди, и обрезав идущего рядом ярко-красного «Форда», чем вызвав сразу несколько неодобрительных сигналов
и визг тормозов, «Мерседес» пересёк улицу и остановился возле трёхэтажного здания одного из банков.

— Значит так, Валера, — обратился Александр Михайлович к своему водителю, — я тут порешаю кое-какие дела, а часа через два мы с тобой поедем к шефу.
Так что, хочешь, жди, хочешь — едь, но чтоб я тебя не ждал потом. Понял?

— Да, конечно, Александр Михайлович. Ровно через два часа я буду на этом же месте.

— Давай.

С этими словами Александр Михайлович распахнул дверцу и стал медленно, будто бы с неохотой, вылизать из машины. И в то же время у стоявшей на противоположном
конце улицы чёрной «Волги» быстро опустилось стекло на водительской двери и сквозь образовавшуюся щель просунулся ствол оружия, внешне очень похожего на
гранатомёт. Ещё мгновение, и раздался громкий выстрел, вслед за которым последовал ещё более громкий взрыв охваченного пламенем «Мерседеса». Ствол тут
же исчез, окно вновь закрылось, взревел мотор — и «Волга» скрылась за ближайшим поворотом.

Далее

Ответный удар (26 — 50)

26.

— Женька, привет, — прижимая мобильный телефон к уху, произнёс Александр.

— Привет, — донёсся из динамика приятный голос девушки.

— Ты сейчас не занята? — спросил Александр.

— Да нет, не занята. А что?

— Можешь выйти? Я тут, возле вашего дома стою.

— Да могу, конечно. А ты сам почему не зайдёшь-то?

— Мне надо с тобой, Жень, поговорить, — немного поколебавшись, пояснил Александр. — Думаю, в машине сделать это будет удобней.

— Хорошо. Я сейчас.

Евгения сразу же поняла, о чём пойдёт речь. Её дыхание участилось, а сердце тревожно забилось. «Зачем он решился? — думала она, идя по дому. — Что
я ему скажу? Как отвечу? И избежать никак нельзя...»

Далее

Ответный удар (51 — 74)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

51.

— Даша, сестрёнка, давай выйдем в соседнюю комнату, там я тебе всё поясню, — сказал Андрей, когда Дарья полностью пришла в себя.

Он помог ей подняться, и они вышли.

Если бы Андрея попросили описать те чувства, которые он испытывал, когда, держа под руку родную сестру, с которой не виделся целых пять лет, он медленно
пересекал зал Михаиловой квартиры, то, пожалуй, он так и не смог бы этого сделать, ибо столь велико и столь разнообразно было в те мгновения его ощущение.
Ему было и радостно, ибо, наконец, удалось встретиться с сестрой, и горько, ибо в эти мгновения он как никогда сильно ощутил ту боль, которую доставил
родным своей мнимой гибелью, и досадно, ибо он мечтал совсем о иной встрече, хотел всё более тщательно подготовить, не столь внезапно появиться. Много
ещё было различных ощущений. Была тут и нежность, и любовь. Андрей то и дело вспоминал те давно ушедшие годы, когда они, ещё совсем маленькие, катали со
Стасом на коляске крохотную сестрёнку; или те годы, когда они уже немного подросли, возмужали. Вспомнил Андрей, как однажды Дарья, прибежав домой, со слезами
на глазах рассказала им со Стасом о соседском мальчишке, не за что оттягавшем её за волосы. О, как они тогда разозлились! Быстро оделись, выбежали на улицу,
отыскали этого мальчишку и на глазах у всей ребятни избили его. Вспомнил Андрей и то, как маленькая Дарья встречала его, вернувшегося с армии, как радовалась
этой встречи, повиснув у него на шее. Многое, очень многое вдруг вспомнилось Андрею в те мгновения, пока они с сестрой шли по комнате, и на его глазах
выступили слёзы, неудержимые слёзы радости и грусти, печали и счастья одновременно.

Наконец они вдвоём остались в бедной на вид, но чистой и аккуратно убранной спальне. Андрей, осторожно усадив Дарью на кровать, прикрыл дверь и присел
рядом. Какое-то время они молча смотрели друг на друга, не зная, что и как сказать. Затем девушка первой нарушила затянувшуюся паузу:

— Андрей, я не верю, что это ты, — тихо произнесла она. — Этого не может быть, не может быть!..

— Может, сестрёнка, может, — нежно обнимая её, также тихо ответил он.

— Но почему ты столько лет молчал, почему не сообщил нам, что ты жив? Где ты был все эти годы? Неужели рядом с нами, живя в одном городе? — пристально
смотря ему в глаза, спросила Дарья.

Далее

Ответный удар (75 — 100)

75.

Александр Михайлович позвонил Хасану уже тогда, когда его самолёт приземлился в одном из аэропортов Анкары. Хасан, судя по голосу, очень обрадовался
его прилёту. Они договорились встретиться в их излюбленном ресторане, расположенном в нескольких километрах от аэропорта. Поймав такси, Шадульский, сопровождаемый
двумя бойцами одной из частных охранных компаний Луганска, уже через двадцать минут был на месте. Заняв столик, они, закурив, стали ждать. Сидели молча,
не говоря ни слова, опустив глаза и положив руки на стол. Бойцы лишь изредка поигрывали своими недюжинными мышцами, напрягая и потом постепенно расслабляя
их. К ним дважды подходил официант, но напоровшись во время второго подхода на тяжёлый взгляд Шадульского, предпочёл убраться восвояси, оставив странных
посетителей самим себе.

Хасан появился минут через тридцать. Немного потный и слегка взволнованный, войдя в ресторан, он быстро осмотрелся по сторонам и, обнаружив за одним
из столиков своего друга и компаньона, засеменил в его сторону.

— Рад тебя видеть, мой Русский друг, — подавая руку, радостно начал он.

— Я тоже рад, — сухо ответил Шадульский, не принимая рукопожатия.

Зависшая в воздухе рука араба медленно и неуверенно опустилась. Хасан посмотрел на Александра Михайловича растерянным и непонимающим взглядом.

— Что-то случилось, Саша? — тихо спросил он.

— Это я у тебя хотел спросить, — всё также сухо и сурово ответил Шадульский.

— А, это ты насчёт ментов, — догадался Турок. — Так там всё нормально, ты ничего не бойся. Это уже не в первый раз. Они покопаются и уйдут. Я заплачу
кому нужно, и всё будет хорошо. А ты откуда об этом узнал?

Далее

О романе

Не знаю, быть может, я и ошибаюсь, называя это творение романом. Я пока ещё не слишком силён в таких делах, чтобы выносить окончательные решения подобного
свойства. Но в любом случае «Ответный удар» — это самое крупное на сегодняшний день моё творение, написанное за минимальные временные сроки. И, надеюсь,
что оно станет также и одним из более или менее удачных, интересных читателю, моих литературных экспериментов.

Вообще идея написания подобного романа возникла у меня ещё прошлым летом. Я даже взялся за её реализацию. Но так получилось, что, написав всего несколько
глав, я застопорился, — так зачастую бывает. Кто-то в подобных случаях попросту выбрасывает свои рукописи, принимаясь за иное творение, кто-то отчаянно
пытается хоть и медленно, но двигаться вперёд, кто-то откладывает сделанные наброски до лучших времён, надеясь потом к ним вернуться и довести их до ума.
Я поступил именно так: отложил написанный фрагмент, отдав его забвению. Я, как правило, не выбрасываю те свои тексты, в которых либо запутался, либо застопорился,
потерял интерес к ним. Храню и прозаические, и поэтические наброски, часть из которых, порой, бывает, ложится в основу новых, оконченных и весьма удачных
творений. Так сталось и с «Ответным ударом».

Занимаясь совершенно иным творением, я вдруг вспомнил о прошлогодних задумках написать эдакий боевичек, где было бы использовано столь новое и необычное
оружие, способное уничтожать всё не живое, при этом не причиняя никакого вреда ничему живому. Я, можно сказать, загорелся этой идеей — вторично к тому
же, — и, не откладывая её в долгий ящик, приступил к реализации. Я не стал перечитывать прошлогодний набросок романа, начав всё с ноля. Я, конечно, помню
примерное его содержание, и, думаю, не сильно ошибусь, сказав, что нынешняя редакция не сильно отличается от предыдущей. Во всяком случае, основная сюжетная
линия осталась прежней. Хотя, пожалуй, трудно об этом судить, ибо часто бывает так, что, казалось бы, уже тщательно продуманный сюжет в процессе написания
принимает совершенно иные формы, обрастает новыми фрагментами, событиями, которые настолько изменяют общую сюжетную линию, что она становится совсем мало
похожей на свой изначальный вид.

Далее