Семь дней в деревне 5. Прощание

— В общем-то, всё верно, — сказал я. — И какое я на тебя произвёл впечатление? Гожусь в партнёры?

— Трудно сказать, — уклончиво ответил Якуб. — Первое впечатление — слишком мало. Посмотрим.

— Логично. Скажи, а какая связь между провайдерской фирмой и секонд-хендом?

— Никакой. Просто у меня появилась такая возможность — толкнуть некоторое количество тонн старой одежды на восток, и я решил, что не стоит упускать
её. А основной сегодня мой бизнес — это интернет. Но вообще я занимаюсь всем, что может принести деньги. Думаю, ты поступаешь так же.

— В общем-то, да. Занимаюсь всем, что выгодно и в рамках закона.

— Ну, это само собой. Законы мы тоже чтим.

Мы проговорили с Якубом ещё минут пятнадцать. Обсуждаемые вопросы были как важными, так и не очень. В частности, мы договорились о последующих встречах
и обсуждении деталей предполагаемого сотрудничества, прав и обязанностей обеих сторон зарождающегося союза. Потом Якуб просился и уехал, а я остался с
Яном и присоединившейся к нам девушкой, которую я видел на стоянке, возле Опеля. Девушку звали Таей, она была младшей сестрой Яна.

Молодые люди говорили по-русски на много хуже своего отца, но, тем не менее, мы смогли немного пообщаться. Я рассказал им о себе, о своих занятиях
и интересах, а они, в свою очередь, о себе и своих занятиях. Ян работал с отцом на их семейной фирме, был его правой рукой, а Тая, окончив музыкальное
училище, играла на бас гитаре в какой-то местной группе.

Тая сказала, что никогда не была на Украине, и что ей очень бы хотелось там побывать; и я пообещал её как-нибудь пригласить в гости. Она мне понравилась:
симпатичная и довольно интересная девушка. У неё, правда, был весьма сильный акцент, который меня немного раздражал, но я старался не обращать на это внимание.
Не люблю речь с сильным акцентом, как и не люблю безграмотную писанину; но главное всё же не то, как человек говорит и как пишет, а что он говорит и что
пишет. Можно говорить красиво, без акцента и без сленга, можно писать грамотно, соблюдая все орфографические и пунктуационные правила, но нести при этом
такой бред, что слушать или читать противно. А можно и наоборот: говорить плохо, писать неважно, но — интересно. И это, я считаю, главное. Во всяком случае,
для меня это так. Хотя, конечно, правильная речь и грамотное написание — далеко не второстепенные моменты.

Мы провели за лёгкой, не навязчивой и довольно интересной беседой часа два. Затем Ян, спохватившись, быстро взглянул на часы и спросил:

— А что ты решил-то: остаёшься или летишь домой? А то, если летишь, так нам надо срочно ехать в аэропорт — время...

Я немного поразмыслил, затем спросил:

— А завтра в котором часу самолёт?

— Кажется, в девять... Или в десять... Я точно не знаю. Надо у отца спросить, — ответил Ян.

— А на этот вы уже взяли билет?

— Ну да.

— Тогда, наверное, полечу домой. Но, я ж надеюсь, мы ещё встретимся? — спросил я.

— непременно! — заверил Ян.

— И ты ведь обещал меня в гости пригласить, — напомнила Тая.

— Ну да, ну да, — улыбнулся я. — В общем, наша встреча неизбежна.

— Это точно, — засмеялся Ян. — А пока надо спешить, — уже серьёзно добавил он. — А то как бы не пришлось догонять самолёт...

— Отвезти? — предложила Тая. — Мне как раз надо в город.

— Поехали, — согласился Ян. — Только давай быстрее, а то и так гнать придётся.

— Не волнуйся, братец, я скорости не боюсь, — смеясь, ответила Тая.

Она сбегала в дом, взяла сумочку, и мы поехали в аэропорт.

На самолёт мы не опоздали. Приехали как раз в аккурат. До взлёта оставалось минут десять — пятнадцать. Простились у трапа, расставаясь уже хорошими
друзьями. Обменялись номерами телефонов, пообещали звонить друг другу.

Полёт прошёл традиционно: я, успокоив себя, выпил немного рома — пива, к сожалению, не оказалось, — и благополучно заснув, проснувшись уже на подлёте
к Луганску. Взяв в аэропорту такси, поехал прямиком к себе домой. По дороге отзвонился Косте, кратко рассказал о переговорах с Якубом.

— И когда фура пойдёт на Украину? — выслушав мой рассказ, спросил Костя.

— Послезавтра, — ответил я. — А ещё через сутки будет в Луганске. Так что, через пять дней, надеюсь, наши три тысячи уже будут лежать в наших карманах.

Дома, наскоро поужинав, я сразу же лёг спать. Было только восемь часов вечера, но мне не хотелось чем-либо заниматься, да и в организме ощущалась лёгкая
усталость. Я довольно быстро отрубился, крепко проспав до самого утра.

А потом продолжилась обычная моя повседневность: днём — бизнес, вечером — скучное безделье. Иногда мы с ребятами собирались по вечерам у кого-нибудь
из нас, или же ходили в ресторан, где и отдыхали, как говорится, по полной. Пару раз на выходные ездили на рыбалку или в лес с ночёвкой. Но чаще всего
по вечерам и в выходные я сидел дома, читал какую-нибудь книжку, наигрывал что-нибудь на гитаре, смотрел телевизор или слушал музыку. Иногда, правда, ещё
ездил к родителям, или они приезжали ко мне. Пару раз заезжал и брат.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *