Семь дней в деревне 5. Прощание

На трассе больше не было видно ни одной машины, идущей в том же направлении, что и я, — лишь одни встречные, — и я вновь загрустил, вспомнив о Наде.

«Что же мы делаем? — думал я. Зачем?! Куда я лечу, куда спешу?..»

Резко ударив по тормозам, я столь же резко развернул машину. Её слегка занесло, я даже съехал на обочину. Но, вывернув руль, вновь оказался на трассе,
и поддал газа. Я понёсся в обратном направлении, вновь обгоняя идущие по моей стороне дороги машины. Но уже через несколько минут в моём мозгу мелькнула
новая мысль:

«Ну, и куда ты едешь? Зачем? — подумал я. — Что ты скажешь? Что ты будешь делать? Она не желает с тобой говорить, не же-ла-ет!.. Ты будешь её силой
удерживать, или как?..»

Я вновь надавил на тормоза и, съехав на обочину, остановился.

— Что же делать? Что же мне делать, Боже?..

— А что ты можешь сделать? — возразил я сам себе.

— Вернуться к ней, поговорить.

— Ха!.. Можно подумать, ты не пытался этого сделать!..

— Но, может, стоит ещё раз попытаться?

— Бред!.. Едь домой, и не валяй дурака!..

— А как же она? Ведь я люблю её!.. И она, — она тоже меня любит, я же вижу это, я чувствую!..

— Если любит, позвонит, — вот тогда вы всё и решите. Побудет одна, поймёт, что дура, и позвонит...

Так, разговаривая сам с собой, будто помешанный, я в очередной раз развернул машину и таки поехал в сторону границы. Раз уехал, значит, уехал. Не стоит
дёргаться. Если она меня действительно любит, она непременно позвонит, — разлука заставит это сделать. Ну, а если не позвонит, значит, и любви-то не было...
Настоящей, во всяком случае; той, что на всю жизнь...

Разум-то я свой убедил, если, конечно, так можно выразиться, но на душе было по-прежнему очень скверно. У меня даже мелькнула мысль: остановиться у
мелькнувшего на обочине магазинчика, купить чего-нибудь спиртного, да и напиться в доску. Но магазинчик так быстро мелькнул, что я не успел как-либо отреагировать
на его появление. А когда, так сказать, созрел для реакции, было уже слишком поздно, — он остался едва ли не в километре позади. Возвращаться же как-то
не хотелось. Да оно, наверное, и к лучшему. Бог его знает, чем бы всё могло окончиться, если бы я продолжил свой путь выпившим!..

А так дорога прошла без приключений. Дозаправка в Ростове, пересечение границы и, спустя час с небольшим, я уже на окраине Луганска. Заехав в магазин
и отоварившись хлебом, колбасой, сыром да пивом, я благополучно добрался до дома.

Загнав машину в гараж, я нашёл в бардачке ключ и, подхватив сумку с только что купленным продовольствием, прошёл в дом. Там было прохладно и после
яркого солнца совсем темно. Разувшись, я постоял немного, опёршись о стену и прикрыв глаза, затем прошёл на кухню, бросил на стул мешок. В доме было совсем
тихо и как-то одиноко. С одной стороны от всего вокруг веяло родной, тёплой атмосферой, а с другой — всё виденное навивало грусть и даже тоску по покинутой
деревне. Так часто происходит, когда возвращаешься домой после длительного отсутствия. Наверное, многим знакомо это чувство.

Первым делом я собирался перекусить, но в холодильнике, конечно же, практически ничего не было. Отыскав там пару яиц, я вбил их на сковородку и поджарил.
Нарезал хлеб и колбасы, да тем и пообедал. Затем взял сыр с пивом и прошёл в зал.

Развалившись на диване, я открыл первую бутылку и приступил к её опустошению. Надо было позвонить родителям, сказать, что я вернулся, да отзвониться
ребятам на фирму, предупредить, что я завтра выхожу, но мне почему-то никого не хотелось слышать. Расслабившись и закрыв глаза, я полулежал на диване и
посасывал пиво, закусывая сыром. Я вдруг ощутил такую усталость, будто вскопал целое поле, или разгрузил вагон угля. Мне сильно захотелось спать.

Дотянувшись до журнального столика, я взял лежавший там пульт дистанционного управления и включил музыкальный центр, стоявший как раз напротив меня.
В центре, к моему большому удовольствию, стоял диск с шедеврами инструментальной музыки, — мне не пришлось вставать и менять его. Откупорив вторую бутылку
пива, я довольно быстро расправился с ней, и, откинувшись на подушку, стал слушать красивую, медленную музыку, льющуюся из колонок, — кажется, оркестр
Поля Мариа, или что-то похожее по стилю.

«Вот я и дома, — ворочались в мозгу заторможенные, полусонные мысли. — Отпуск окончен, завтра вновь на работу... Новые схемы, новые встречи, договора,
контракты, поставки, сбыт и бабки... Бабки, бабки, бабки... Без них никак, без них ни-ку-да... А деревня? А что с ней? Забудется... Пройдёт пара дней,
и забудется... Жизнь станет на привычные круги, войдёт в обычную колею... Всё будет так, как прежде...»

Так размышляя, я и заснул. И спал довольно долго, — вероятно, дали о себе знать почти бессонная ночь да весьма долгая дорога. И пиво, конечно же, со
спокойной, успокаивающей музыкой, внесли свою лепту. Сон получился глубоким и, я надеюсь, здоровым. Когда я проснулся, было уже около восьми часов вечера.
Диск, конечно же, уже давно успел доиграть до конца, центр умолк. Я потянулся, взял стоявшую возле дивана третью бутылку пива, открыл её и за один заход
осушил.

— Восемь часов, — зевая, произнёс я. — Выспался, блин!.. И чего теперь делать? Бодрствовать до утра, что ли? И жрать, блин, хочется. А в холодильнике,
разумеется, пустота. Яиц — и тех больше нет. Позвонить, что ли, родителям: примите, мол, изголодавшегося сына? — я улыбнулся.

Встав с дивана, я подошёл к телефону.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *