Семь дней в деревне 5. Прощание

Я не знаю, что со мной происходило. Это был какой-то дурман. Я только и жил, что Светой: утром думал о ней, вечером, спеша домой, вновь думал о ней,
ночью, просыпаясь, в первые же мгновения думал о ней. Мысли о Наде почти не посещали мою голову. А когда они там всё же появлялись, я отгонял их. «А что
Надя? — думал я. — С Надей мы лишь друзья, близкие, хорошие друзья. Да и живёт она Бог знает где...»

Так прошло около месяца. Окончился сентябрь, наступил октябрь. Был субботний тёплый полдень, мы договорились со Светой встретиться в районе парка Первого
мая. Я уже надевал куртку, намереваясь выйти из дома, когда вдруг зазвонил телефон. Звонила междугородка. Я с некоторой неохотой подошёл к столику, на
котором стоял телефон, и снял трубку.

— Слушаю.

— Привет, — донёсся из трубки спокойный Надин голос. — Извини, что так долго не звонила — у Тани не работал телефон. Как у тебя дела? Я так по тебе
соскучилась...

Мы поговорили минут десять или пятнадцать, и распрощались. Разговор был обычным для последнего времени: пустая дружеская беседа, обмен новостями —
и всё. Положив трубку, я вышел из дома, и почти сразу же забыл об этом разговоре.

Прибыв на условленное место, я вышел из машины и, ожидая Свету, прошёлся по дорожке. Мимо проходили спешащие по своим делам прохожие, проезжали машины.
На противоположной стороне остановилась маршрутка, выпуская своих пассажиров. Я взглянул в её сторону: не приехала ли Света? И вдруг вспомнил слова Нади,
на которые во время телефонного разговора не обратил никакого внимания: «Я так по тебе соскучилась», — сказала она. Соскучилась!.. Она по мне соскучилась!..
Она скучает!..

Я прикрыл глаза, и перед моим внутренним взором возникло два лица: Надино и Светино. И я невольно обратил внимание на то, что девушки похожи, что в
их лицах есть что-то общее, роднящее их.

— О боже!.. — хватаясь за голову, воскликнул я. — Я сошёлся со Светой только потому, что она мне напоминает Надю!..

Проходившие мимо мужчина и женщина, остановившись, с интересом посмотрели в мою сторону. Но я не обратил на них никакого внимания. Быстро вскочив в
машину, я завёл мотор и, вдавив педаль газа до самого упора, понёсся прочь...

Дома я напился до потери сознания. Мне было очень плохо. Я сам себя презирал, ненавидел. Мне противны были даже воспоминания о тех ночах, которые я
провёл в одной постели со Светой. Мне тошнило от всего этого. Хотелось биться головой о стену и кричать от нестерпимой душевной боли. «Боже, что я наделал!..
Я её предал!.. Предал!.. Предал!..»

Со Светой было всё кончено, о чём я ей прямо сказал уже на следующий день. Она позвонила, желая узнать, почему я вчера не приехал. А я ответил, что
так получилось. А потом добавил: «Боюсь, что больше и не приеду. Извини...»

Получилось довольно резко, но я был не в том состоянии, чтобы заниматься дипломатией. Однако, Света нисколько не огорчилась. Уже через два дня, возвращаясь
вечером домой, я случайно увидел её: она шла, обнявшись, с каким-то мужиком, годившимся ей чуть ли не в отцы.

«Не пропадёт, — подумал я. — Стерва дешевая!..»

Она-то не пропадёт, а вот я... Я пропадал...

Но время, как известно, лечит раны. Как не плохо мне было, как не болела моя душа, но постепенно всё проходило, я успокаивался. Надя, будто чувствуя
что-то неладное, стала чаще звонить, причём в основном одна, без Тани. Первое время я и хотел с ней поговорить, и не хотел. Мне было и приятно слышать
её голос, и очень больно. Но потом это начало проходить. Положительные ощущения побеждали. Светы в моей жизни больше не было, а была, как и раньше, одна
лишь Надя, — моя милая, любимая Надюша.

Так прошла осень, затем зима, и наступила весна. Девчонки по-прежнему звали меня в гости. Они очень хотели, чтобы я приехал к ним ещё на новый год,
но тогда я был не в том состоянии. Они часто мне звонили, а порой и писали письма, нашему общению ничто не сумело помешать: ни километры, нас разделявшие,
ни мои любовные передряги...

Вчера Таня сама позвонила, без Нади. Она сказала, что Надя простудилась, лежит дома с температурой. А затем вновь пригласила в гости.

— Ты всё обещаешь, да обещаешь, — сказала она. — Приезжай уже!.. Мы ведь тебя так давно не видели. Соскучились уже. Знаешь, как Надя будет рада тебя
увидеть? Приезжай, Ромка! Друг ты нам или нет?

— Приеду, Танюш, обязательно приеду! — пообещал я.

Это был четверг, рабочая неделя подходила к концу. На завтра у нас не намечалось ничего серьёзного, на понедельник — тоже. И я вдруг загорелся!..

— Надо съездить. Хватит откладывать!..

Я позвонил Косте, и предупредил, чтобы завтра и в понедельник меня не ждали.

— Нужно по личному вопросу, — сказал я. — Потом, как вернусь, расскажу.

— Без базара, — ответил Костя. — Удачи тебе, Ром! Налаживай свою личную жизнь — уже давно пора!..

— Спасибо, друг, — сказал я и положил трубку.

Его слова меня тронули. «Лишь бы только Надюшка меня простила, — подумал я. — Господи, помоги, прошу тебя!..»

23 апреля 2008 — 5 апреля 2009.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *