Семь дней в деревне 5. Прощание

— Да ладно тебе, — улыбнулся я. — Пустяк.

Я немного помолчал, не решаясь заговорить о самом для меня сокровенном, но потом всё же переборол свою нерешительность и сказал:

— Тань, у меня тоже к тебе есть не большая просьба.

— Какая? — тут же отозвалась она.

— Ты не могла бы позвать Надю? Ну, если не сейчас, то как-нибудь в другой раз... В общем, не могла бы организовать нам с ней телефонный разговор?

— С удовольствием, — ответила она. — Я, если честно, и сама пыталась её уговорить. Пойдём, говорю, позвоним Ромке. А она: что я ему скажу, что я ему
скажу?.. Заупрямилась, и всё тут. Но теперь я скажу, что ты её об этом просишь.

— А когда примерно ты сможешь с ней поговорить?

— Да хоть завтра. Идёт?

— Идёт.

— Ну, тогда до завтра! Жди звонка!

— Добро. Пока!

Весь следующий день — а это было воскресенье, — я провёл в ожидании телефонного звонка. Я проснулся часов в шесть, и уже не смог заснуть. Около семи
поднялся, умылся, позавтракал и стал ждать. Я, конечно, понимал, что в такую рань мне никто не позвонит, что звонок если и прозвучит, то не раньше обеда,
а то и вовсе вечером. Но, тем не менее, ждал его с самого утра. Не громко слушал музыку, и ждал.

Около десяти часов телефон действительно зазвонил. Я вскочил с дивана и бросился к нему. Но, к моему великому разочарованию, звонок был обычным, то
есть городским. Звонил Илья. Мне сейчас меньше всего хотелось слышать кого-нибудь из моих друзей, партнёров или родных. Но и бросать трубку, обижая тем
самым человека, я не стал. Однако постарался окончить разговор как можно скорее. У Ильи не было никаких срочных дел, он предлагал собраться у него и немного
посидеть. Я отказался, сославшись на головную боль. Его предложение собраться у меня я также отверг, и минут через десять наш разговор был окончен. Илья
пожелал мне скорейшего выздоровления, и мы распрощались.

— Хоть бы она не звонила во время нашего с Ильёй звонка! — положив трубку, воскликнул я.

Но в это время она как раз и не звонила. В это время, как я потом узнал, Надя вообще не знала о моей просьбе. Таня ей о том сказала лишь после обеда.
Но я о том не ведал, я сидел и ждал. Минуты текли очень медленно, с огромной неохотой складываясь в часы. День был очень скучным и дико длинным. Казалось,
он никогда не кончится. Я успел и музыку наслушаться, и телевизор насмотреться, и немного убраться в доме, а стрелки на часах только-только приблизились
к одиннадцати.

«Куда себя деть, чем заняться? — ходя по дому, думал я. — И почему она не звонит? неужели не понимает, что я жду, что я места себе не нахожу от нетерпения?
Не чувствует она этого, что ли?..»

Походив по дому без толку и цели ещё около получаса, я направился в кухню и стал готовить обед. Есть, если честно, почти не хотелось. Но надо было
чем-то заниматься, чем-то убить время, а оно как раз приближалось к полудню, то есть к поре обеда, — вот я и решил таким образом чуток отвлечься. Порывшись
в холодильнике, я достал кастрюлю с картошкой, насыпал её на сковородку и стал греть. Затем настругал салат из огурцов, помидор, сладкого перца и зелёного
лука. Соорудил бутерброд из поджаренного в тостере куска хлеба, пары кусочков колбасы и толстого слоя довольно острого кетчупа. Присел к столу и стал,
не спеша, есть.

На обед, как я ни старался растянуть время, ушло всего лишь около пятнадцати минуть. Быть может, чуть-чуть больше. Но это, в общем-то, никакой роли
не играло. Главное было то, что я вновь не знал, чем заняться и куда себя деть, а звонка всё не было и не было.

За окном светило осеннее солнышко. Небо было ясное, без единого облачка. Дул лёгкий ветерок, срывавший и круживший по двору пожелтевшие листья. Можно
было пойти во двор, взять метлу и смести в кучу осыпавшуюся листву, вынести на улицу. Это, конечно, могло бы занять какое-то время, но я боялся, что не
услышу телефонный звонок. Можно было открыть в коридоре дверь, можно было слегка подтянуть телефон, но двор был довольно большим, и, находясь в его конце,
я таки мог пропустить желаемый звонок. Поэтому пришлось отказаться от идеи с подметанием. Надо было придумать какое-нибудь занятие в доме.

Я прошёл в зал и, вновь включив телевизор, присел на диван. Стал бесцельно переключать каналы: благо, у меня на крыше стоит спутниковая тарелка, и
каналов этих имеется около тысячи — знай себе, переключай!..

Мне пришлось маяться аж до семи часов вечера. И лишь в начале восьмого, когда я уже, было дело, начал отчаиваться, вдруг раздался долгожданный и столь
мною желанный междугородний звонок. Я пулей сорвался с дивана, пронёсся через весь зал, едва не налетев при этом на стенку, и, вбежав в коридор, схватил
трубку.

— Да!..

Сердце моё тревожно забилось, а во рту пересохло. Она или не она? А вдруг не она — мелькнула мысль...

— Привет, — донёсся из трубки мягкий и такой домашний Надин голос. — Это я, Надя.

— Надюшка, рад тебя слышать! — радостно воскликнул я.

— Я тоже очень рада тебя слышать, — ответила она слегка дрогнувшим голосом.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *