Семь дней в деревне 5. Прощание

Вечером нам с Надей так и не довелось переговорить. Как я ни ждал, а удобного случая попросить Дашу, чтоб та её позвала, так и не подвернулось. И сама
Надя не соизволила выйти из спальни.

На следующий день я встал довольно рано, — и это не смотря на то, что ночью практически не спал. Я лежал и всё думал о нас с Надей, всё никак не мог
поверить, что между нами всё кончено. Я не желал в это верить, всячески отгоняя столь глупые, как мне казалось, мысли. «Это самая тупейшая развязка, —
говорил я сам себе, — и я перестану себя уважать, если всё так и оставлю... Эх, и почему она не выходит, почему Полина Игоревна никуда не уходит, почему
Дашка не отходит от неё — почему?!..»

Лишь под утро я слегка вздремнул, но совсем скоро — наверное, часа через два или три, — проснулся. Быстро одевшись, вышел из своей комнаты.

Полина Игоревна уже хлопотала на кухне.

— Подожди чуть-чуть, — сказала она мне. — Минут через пятнадцать будет завтрак.

— Хорошо, — кивнул я, проходя в ванную.

Умывшись и тщательно выбрившись, я вышел во двор. На улице было тихо и тепло, с ясного, безоблачного неба светило восходящее солнце. Асфальт уже успел
кое-где покрыться светлыми плешами высохших кусочков. Где-то щебетали птицы, задорно лаяла чья-то собачонка. Всё вокруг будто бы только и хотело, что поднять
моё настроение, заставить душу петь, — но этого, как раз, и не получалось. Все те тучи, что вчера были на небе, сегодня будто переселились в меня, в мой
внутренний мир, затянув там весь небосклон. Я был мрачен и печален, меня ничто не радовало.

Вынув из багажника гири, я выжал свои традиционные две сотни, и бросил их на прежнее место. Затем сходил в дом и принёс свои вещи, погрузил их в машину.

Полина Игоревна позвала завтракать, и я прошёл в кухню. В кухне, кроме нас двоих, никого не было: ни Нади, ни Даши. Я молча сел за стол и, не спеша,
стал уплетать яичницу с отбивной, помидорами и огурцами. Полина Игоревна ела тоже молча.

Когда с завтраком было покончено, я, украдкой вздохнув, огляделся по сторонам, окинув всё прощальным взглядом. Немного задержал взгляд на окне, на
чистенькой, аккуратной занавеске, на белом подоконнике, — всё здесь мне уже казалось каким-то особенным, родным, и от этого было ещё тяжелее со всем этим
расставаться. Ведь могло статься и так, что я сюда уже никогда не вернусь, больше не увижу ни этого дома, ни этих людей, ни мою Надюшу!.. На глаза невольно
навернулись слёзы, и я быстро их зажмурил, дабы Полина Игоревна ничего не заметила.

В комнате было совсем тихо, лишь настенные часы вели подсчёт убегавшим в прошлое секундам.

— А Надя ещё спит? — вставая из-за стола, спросил я.

— Да, — тоже поднимаясь, ответила Полина Игоревна. — У неё, кажется, мигрень разыгралась...

Она собрала со стола посуду и снесла её в мойку, открыла воду.

— Я ведь уже уезжаю, — немного помолчав, сказал я. — Хотел с ней попрощаться...

Полина Игоревна закрутила воду и обернулась ко мне. Немного поколебавшись, она сказала:

— Пойду гляну, может, уже проснулась.

Она вернулась в кухню минуты через три. Я всё это время стоял, опёршись об обеденный стол, и, затаив дыхание, ждал. «А вдруг, — теплилась надежда,
— она всё ж захочет со мной напоследок поговорить.»

— Нет, — вздыхая, сказала Полина Игоревна, — спит. — Она ночью плохо спала, не хочется будить...

«Понятно, — подумал я. — Не велено меня впускать, не желают меня видеть!.. Ну и ладно... Сама ж, дура, жалеть будешь!..»

— Что ж, — сказал я, — жаль, конечно, но ничего не поделаешь... — я вздохнул. — Ладно, Полина Игоревна, поехал я. Спасибо вам за всё! Мне у вас было
очень хорошо, я никогда не забуду эти дни!..

— И ты нам тоже приглянулся, — вновь слегка поколебавшись, сказала Полина Игоревна. — Если захочешь, приезжай на следующий год — мы будем рады. Удачи
тебе и благополучной дороги!..

— Спасибо! До свиданья.

— До свиданья.

Я медленно пересёк коридор, на мгновение остановился у двери, и вышел во двор. «Всё, прощальный разговор не состоялся... Изменить что-либо не получилось...
Мы — расстались!..»

Открыв ворота, я выгнал машину. Уже всё было сделано, всё было сказано, меня ничего не удерживало, а так хотелось найти хоть какую-нибудь причину,
чтобы задержаться хотя бы на пару минут, побыть ещё немного тут, вблизи от неё! Дать ей ещё один шанс передумать, дать нам обоим шанс иначе расстаться!..

Словно угадав моё желание, на дорожке показалась Даша. В руках она несла пластмассовую чашку, полную свежей травы — вероятно, курам.

— Уже уезжаешь? — подойдя ко мне, спросила она.

— Да, Даш, пора мне уже, — грустно ответил я.

— А ты к нам ещё приедешь?

— Если честно, не знаю... Вряд ли...

— Это из-за Нади, да? — взглянув мне прямо в глаза, спросила Даша.

— Из-за неё, — честно ответил я.

Даша немного помолчала, потом спросила:

— Может, ей что-нибудь передать?

— Передать? — переспросил я. — А что ты ей передашь? Я хотел перед отъездом с ней поговорить, но она, как я понял, не желает меня видеть. Полина Игоревна
ходила к ней, и сказала, что Надя спит... Хотя, ты знаешь!.. — меня вдруг осенило. — Сейчас, подожди минутку!..

Вынув из бардачка блокнот и ручку, я стал быстро писать:

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *