Семь дней в деревне 2. В лесу

На следующее утро Сергей Васильевич, действительно, был болен. За завтраком он сидел, склонив голову, и почти не разговаривал. Его громкий, властный
голос был хриплым и вялым. Ел он медленно и неохотно. С рисовой кашей кое-как справился, а от чая с бутербродом и вовсе отказался.

— Ты мне лучше пива дай, — сказал он Полине Игоревне. — Или хотя бы рассолу налей.

— По заднице тебе бы дать, а не рассолу с пивом, — ответила ему Полина Игоревна. — И когда ты за ум возьмёшься? Как дитя малое, ей-богу. Всё, что есть
в бутылке, всё и пьёт, а потом страдает. Да ещё, пойди, не одно бутылку выпили.

— Хватит, — перебил Сергей Васильевич, морщась и отворачиваясь. — Не пили. Башка и так разваливается, а тут ты ещё жужжишь...

Полина Игоревна ничего не ответила. Я быстро допил чай, поблагодарил её за завтрак и вышел во двор. Сейчас я явно стеснял и смущал их, я это чувствовал.
Полине Игоревне и Наде было передо мной неудобно за Сергея Васильевича, а ему просто плохо.

Глядя на Сергея Васильевича, я вдруг вспомнил о Юрике, за которого вышла моя Ленка. По окончанию одиннадцатого класса, перед поступлением в институты,
у многих ребят из нашей школьной компании на какое-то время напрочь снесло крышу. Мы ударились в двухнедельный загул. Водка, музыка, гитары, девочки —
всё как полагается. Часть из нас только старалась держать себя в руках, а другая часть напрочь отключила тормоза. И Юрик был из числа вторых. В очередной
раз дико напившись, он сел на свой мотоцикл и, громко оря Цоевскую «Анархию», куда-то укатил. Мы не сразу его спохватились. Мы ведь тоже были не совсем
адекватными, выпитое спиртное и почти бессонные ночи давали о себе знать. Но когда всё же заметили его долгое отсутствие, то пошли искать. Искали долго,
часа полтора, но всё-таки нашли. Юрик лежал в кустах на одной из соседних улиц и мирно спал. Рядом валялся и его мотоцикл. От Юрика конкретно так несло,
причём не только спиртным. Вероятно, перед тем, как он уснул, ему немножко сплохело, и он обделался. А по обделыванию он был не превзойденным мастером.
Лучше него никто не умел это делать. Мы его потом долго отмывали.

Н-да, было дело. Мы были совсем ещё юными и, как говорится, совершенно зелёными. В головах порой гулял не просто ветер, а самый настоящий сквозняк.

Интересно, а знает ли Ленка об этой истории? Её ведь тогда с нами не было. Эх, жалко, что никто не заснял тогда это зрелище, а то бы можно было ей
показать, — полюбовалась бы на своего муженька. А хотя, что мне до них. Если любят друг друга и счастливы, то Бог им в помощь.

Минут через десять во двор вышла Надя, а вскоре пришли и Андрей с Таней.

— Как жизнь? — пожимая мне руку, спросил Андрей.

— Нормально, — ответил я.

— Девчонки не обижают?

— Не обижают, — я улыбнулся.

— А ты их?

— Да, вроде бы, тоже.

— Смотри, — Андрей также улыбнулся. — Ну что, пойдём? — спросил он.

— А сколько до него идти? Может, лучше на машине проехать? — предложил я.

— Да там километра два, не больше, — ответил Андрей. — Чё мы, не дойдём, что ли?

— Дойдём, — сказала Таня.

— Зачем тащиться с аклунками, если можно всё погрузить и проехать? — настаивал я. — И быстрее будет, и больше всего влезет.

— А за машиной кто будет смотреть? — спросил Андрей.

— А что за ней смотреть? Поставим в тени, и пускай себе стоит. Мы ж в лес едем, а не на какую-нибудь толкучку. Да и сами ж будем поблизости.

— Да у нас всякое бывает, — уклончиво ответил Андрей. — Ну ладно, — согласился он, — поехали. Давайте, девчонки, грузите продукты, а потом заедем ко
мне — я ещё кой-чего прихвачу.

Я открыл багажник, и Таня положила принесённую ею сумку с продуктами и подстилкой. Надя тоже вынесла из дома мешок с продуктами и котелок.

— Слушай, Ром, ты стрелять умеешь? — вдруг спросил Андрей.

— Стрелять? — удивился я. — Ну, в армии учили, а что? Зачем тебе?

— Да я вот думаю: может, ружьё прихватить да птичек каких-нибудь пострелять?

— Зачем? Еды вон, сколько берём, — за неделю не съесть.

— Ну, то еда, а то охота, — чувствуешь разницу?

— Ну, возьми, коли охота.

Покончив с погрузкой, мы сели в машину и выехали со двора. Возле Андреева дома я притормозил, и он сбегал за ружьём. Кроме ружья, он также взял две
бутылки водки и ещё что-то, завёрнутое в газету.

— А там что? — спросил я, кивнув в сторону свёртка.

— Сюрприз, — ответил он. — Поехали.

Я завёл мотор и, круто развернувшись, выехал на дорогу. Включил музыку.

За деревней начались поля, засеянные лишь на две трети, потом мы преодолели небольшой пригорок, вдоль которого протекала местная речушка, и, наконец,
показалась опушка леса. Мы проехали его вглубь и остановились на одной из полян. Лес был смешанный: там росли и берёзы, и ели. Встречались и иные деревья,
но реже. Я загнал машину в тень ближайшей берёзы, и мы начали разбивать наш временный лагерь.

Девчонки расстелили подстилку, разложили на ней бумагу, достали вилки с ложками, ножи, стали хлопотать над приготовлением завтрака. А мы с Андреем
тем временем наломали сухих веток для будущего костра.

— А вы разве не завтракали? — спросил я у Тани с Андреем.

— Нет, — ответила Таня.

— А мы уже.

— Так на тебя пока не делать?

— Не, пока не надо.

Я отошёл от них и слегка углубился в чащу. Остановился, прислушался. От лёгкого дуновения утреннего ветерка шелестели листья на берёзах, пели какие-то
птицы, где-то изредка стучал дятел. Среди травы порой встречались маленькие белые цветы, над одним из которых кружилась красивая жёлтая бабочка с синими
точками на крылышках. Я сорвал с одной из елей довольно крупную шишку и, перекидывая её с руки в руку, присел на траву, бросил взгляд на голубое, ясное
небо.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *