Осенняя грусть

Всё, что ни происходит в нашей жизни, включая, казалось бы, бессмысленные, гнетущие своею пустотой, мгновения или, тем более, печальные, трагические события, — всё к лучшему. Просто мы не всегда это сразу понимаем, а порою и вовсе не хотим понять, не желаем задуматься, проанализировать происходящее с нами...

Вот и эта, в общем-то, светлая сказка, конечно же, вымышленный  — яркое тому подтверждение. Да, история придуманная, но оглянитесь по сторонам, задумайтесь: разве с вами или окружающими вас людьми не происходит ничего подобного?!..

Осенняя грусть

Вроде и небо было ясным, вроде и солнце светило, а всё равно чувствовалось, что лето постепенно покидает здешние края, уходя на целые девять месяцев.
Как это мало — девять месяцев, и в то же время как это много! Верно говорят, что всё в мире этом относительно. На одно и то же, посмотрев с разных сторон,
можно получить разные результаты, каждый из которых по-своему будет верным. Вот такой странной штукой иногда бывает эта жизнь. Всё вроде в ней просто,
и, в то же время, всё очень и очень сложно, и не во всём удаётся разобраться. А знать, конечно же, хотелось многое. Человек — такое создание, которое жаждет
постоянно что-то узнавать, что-то открывать. Без этого ему никак нельзя...

Так размышляя, я брёл по городу, совершенно не заботясь о своём маршруте. Я давно уже заметил, что попал в малознакомый мне район. Но это меня ни чуть
не встревожило: город у нас небольшой, так что, куда бы я ни забрёл, всё равно смогу найти обратный путь. Да и мне, если честно, в ту минуту хотелось
зайти куда-нибудь как можно дальше. Такое вот было странное настроение, вызванное, быть может, близким приходом осени. А может и ещё чем-то.

Конечно, у осени тоже есть много прекрасного. Много такого, чего нет у иных времён года. И я это понимал. Но первые недели осени вызывали во мне почему-то
одну лишь грусть. Я смотрел на жёлтую, пожухлую траву, на разноцветные листья, летевшие с деревьев, на полуголые ветви этих самых деревьев и кустарников, на людей, начинавших одеваться в более тёплую одежду, и мне становилось не по себе, грусть одолевала меня. А потом приходили пасмурные и дождливые дни — это постоянные спутники осени, без них никак нельзя. И лишь потом, когда в череде пасмурных и дождливых дней появлялся просвет из быстро проходящего бабьего лета, настроение понемногу улучшалось, и осень воспринималась уже несколько иначе, не столь печально.

Но сегодня были лишь первые дни осени. Полоса дождей только подходила к горизонту, и грусть моя была в самом разгаре. К тому же так случилось, что сегодня мне было абсолютно нечем заняться, и я не придумал ничего лучшего, как просто пойти туда, куда глаза глядят — прям как герой одной из русских народных сказок!.. Конечно, это далеко не самое лучшее занятие, какое можно было бы придумать, но и не самое худшее. От него, по крайней мере, есть небольшая польза: всё-таки, весь день в движении, да ещё и на свежем воздухе.

А воздух, надо сказать, здесь действительно был свежий. Вероятно, я подходил к городской окраине, граничащей с лесополосой. Да и костры, на моё счастье,
сегодня никто не жёг, из-за чего отсутствовали бесконечные облака серого дыма.

Я ещё раз свернул и, спустившись с какой-то горки, оказался на узенькой тропке, проходящей между высокой стеной с одной стороны и ручьём с другой.
Пройдя по ней с несколько десятков метров, я перепрыгнул через ручей и побрёл по, казалось, бесконечному полю. Но ничего бесконечного, конечно же, не бывает. Даже космос, и тот, наверняка, имеет свой конец. А уж поле и подавно. Оно кончилось, и я вошёл в лес.

Да, грустное это зрелище: осенний лес. Жёлтая трава, осыпающиеся листья, полуголые деревья... Зато в осеннем лесу много грибов. Но я, если честно,
последнее время как-то не доверчиво к ним отношусь. Даже к тем, что всем своим видом дают понять, что они съедобные. Уж больно много развелось таких, которые, на внешний вид вроде как из числа съедобных, а на самом-то деле — смертельно отравленные. Довели мы, люди, свою планету, довели. Сегодня грибы стали мутантами, а завтра что будет? Их примеру последуют фрукты и овощи? Сохрани нас Боже от подобной участи!..

Бредя по лесу, треща и хрустя сухими ветками, повсюду валявшимися под ногами, я вдруг услышал чей-то толи плач, толи всхлип. Это было настолько тихо,
что я поначалу даже подумал, что мне просто послышалось. Я остановился и прислушался. Поначалу до моего слуха доносилось лишь многоголосое птичье пение, и я уже хотел, было, идти дальше, но потом таинственный звук повторился. Мне показалось, что доносился он откуда-то с востока. Я повернул в том направлении и медленно пошёл между деревьями, останавливаясь через каждые пару шагов и прислушиваясь. Однако плача больше не было слышно. Толи я перепутал направление, толи мне всё-таки послышалось. Я уже собрался повернуть назад, как вдруг между деревьев что-то мелькнуло.

— Эй! Кто там? — окликнул я.

На мой оклик никто не отозвался. Но я точно знал, что там кто-то есть. Я быстро пошёл вперёд.

Когда до того места, где находился некто, оставалось всего несколько шагов, из-за дерева вдруг выглянула девушка. Бросив на меня быстрый взгляд, она
резко развернулась и бросилась бежать.

— Эй! Ты куда? — воскликнул я, машинально бросаясь в погоню.

Быть может, мне показалось, но когда она на меня взглянула, в её глазах был страх...

Она, не оглядываясь, быстро бежала вперёд. Я неотступно следовал за ней. Она, вероятно, хорошо знала эту местность. Или, быть может, её спасал относительно низкий рост. Но, так или иначе, а за всё время этой странной и отчасти даже безумной погони она ни разу не стукнулась о стволы и ветви деревьев. Чего, к сожалению, нельзя было сказать обо мне. Две ветки я попросту сломал, но об одну сильно стукнулся лбом, из-за чего едва ли не огласил близлежащую округу отборным русским матом.

Но ни маленький рост, ни возможное знание здешней местности не спасли девушку от погони. Как ни пыталась она уйти, ей не удалось этого сделать. И она,
выбившись из сил, в конце концов, решила остановиться.

— Не подходите! — остановившись возле полностью сухого дерева и обернувшись ко мне лицом, громко произнесла она.

Я тоже остановился, потирая вспотевшей ладонью ушибленный лоб.

— Ну, ты и спринтер, — одобрительно и, как мне думается, дружелюбно произнёс я. — Насилу за тобой угнался.

— А могли бы и не гнаться, — сухо ответила девушка. — Я вас об этом не просила.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3

Один комментарий

  1. Татьяна
    7 Ноя, 2011

    Замечательный рассказ! Сочетается и осенняя грусть и надежда на то что всё будет хорошо, не безнадежно — ведь осенью посещают разные мысли...

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *