Капитан

На следующий день, после обеда, немного почитав, капитан вновь отправился бродить по деревне. Читал он Бориса Васильева — «А зори здесь тихие», и на
душе было горько и тяжело. Егор то и дело пытался воссоздать в уме описанные в романе события, представить образы Жени, Риты, Лизы, Гали, Сони и Федота
Евграфовича, ярко выведенные автором. Роман, не смотря на то, что капитан ранее неоднократно видел фильм, снятый по его мотивам, оставил глубокое впечатление. Герои романа были живыми и яркими, а не серыми и безликими тенями, как в иных современных произведениях, и оттого их было очень жаль. Так хотелось видеть совсем иной, счастливый конец, в котором бы все эти девчонки остались живы!.. Егор понимал, что все эти мысли смешны и глупы, что это всего лишь книга, хотя, быть может, и написанная по реальным событиям, но не спешил их отгонять, рассеивать. Впечатления, оставленные романом, звучали в унисон с мелодией его души всех последних дней, они вписывались в общую картину как нельзя лучше.

Так вот, погрузившись в свои невесёлые мысли, Егор и брёл по деревне, особо не разбирая дороги. Но вскоре какой-то шум заставил его очнуться и осмотреться
по сторонам. Слева, из проулка, на капитана, отчаянно взывая о помощи, бежал бледный мальчишка лет десяти; за ним, почти настигая, неслась огромная чёрная собака; она ревела и, словно бешеная, разбрасывалась слюной. Капитан резко развернулся, машинально напряг все мышцы, приготовился и стал ждать.

Когда мальчишка с ним поравнялся, он, подтолкнув того в спину, резко дёрнулся вправо, преграждая тем самым дорогу озверелой собаке. Собака попыталась
обойти Егора, но капитан не позволил ей этого сделать, вновь став на её пути. Тогда она кинулась на него. Прикрывая правой рукой лицо, левой Егор схватил
собаку за холку, одновременно нанося ей сильный удар ногой по груди. Челюсти сжались у него на запястьи, сильная боль пронзила руку. Егор скривился, но
собаку не выпустил. Она дёрнулась, пытаясь высвободиться, но это у неё не вышло, — хватка у капитана была не хуже звериной.

Человек и собака закружились по дороге, каждый норовя улучить удобный момент для решающего броска. Собака несколько раз порывалась вцепиться зубами
в своего врага, но все её попытки были тщётными, лишь громко клацали челюсти, хватавшие воздух.

Наконец Егор бросился вперёд и оседлал собаку. Обеими руками он схватил её за уши и резко дёрнул в разные стороны. Собака взвыла от сильной боли и,
сгибаемая под тяжестью своего наездника, опустилась на землю. Сильный удар кулаком по голове её окончательно успокоил. Она часто дышала, временами поскуливая, но уже не сопротивлялась. Егор встал с неё и с силой ударил ногой в полураскрытую пасть. Хрустнули разбитые челюсти, на землю выпало несколько зубов, потекла струйкой кровь. Собака заскулила и, поджимая хвост, бросилась назад в переулок.

— Увидишь хозяина, скажи, что я его, суку, по стенке размажу, — сквозь зубы бросил Егор стоявшему в сторонке мальчишке и, сплюнув, пошёл прочь. На душе
у него было совсем скверно, хотелось взять и напиться до потери сознания. Было жаль не виноватую, в сущности, собаку, натасканную каким-то ублюдком и выпущенную на улицу без намордника, да сильно болела укушенная рука.

Егор и сам не заметил, как вышел к реке. Остановился у края моста. Огляделся. Солнце к тому времени уже начало садиться, и всё вокруг окрасилось в
розово-алые тона. Было тихо и спокойно. С юга дул лёгкий ветерок, осторожно ласкавший кожу и слегка теребивший волосы. На мосту капитан увидел Веру, фотографировавшую водную гладь на фоне пылающего закатом неба.

Девушка не сразу его заметила. Она успела сделать несколько снимков, прежде чем обернулась в сторону берега.

— О, привет! — улыбаясь, радостно воскликнула Вера. — Давно стоишь?

— Только подошёл, — ответил Егор.

— Иди сюда, посмотри, какой классный вид, — махнула девушка рукой в сторону реки.

— Да мне и отсюда видно, — улыбнулся Егор.

— Не, с берега совсем не то, — возразила Вера. — С берега ты смотришь под углом, а тут — прямо. Совсем другой ракурс.

— А он выдержит двоих? — спросил Егор.

— Кто, мост? Выдержит. Если прыгать не будем, не рухнет.

— Ну, хорошо.

Егор осторожно взошел на мост и стал рядом с Верой.

— Ну как? — спросила она.

— Красиво, — честно признался он.

— Я уже снимков десять сделала. Потом выберу лучшие.

Они немного помолчали.

— Слушай, а можно тебе один вопрос задать? — взглянув капитану прямо в лицо, спросила Вера.

— Спрашивай, — кратко ответил он, слегка кивнув головой.

— Бабушка сказала, что ты сейчас в отпуске. Но почему ты домой не поехал? Ты ведь, наверное, дома не часто бываешь. А тут выпал целый месяц, — или сколько
там у вас даётся? — а ты в деревню, к незнакомым тебе людям. Странно это как-то...

— У меня нет никого. И дома больше нет. У меня ничего больше нет. И службы — тоже...

— Это как? — не поняла Вера.

— А вот так, — сплюнув, сказал капитан. — Боец я за правду и справедливость, а таких не любят...

Когда Егор покидал свою часть, он уже знал о том, что жена его бросила. Аля о своём решении сообщила ему в письме. «Извини, — писала она, — я встретила
другого. Алиса будет жить с нами, мы уже всё решили. Прости и прощай». Холодные и сухие слова, до боли резанувшие его душу. _Они_ всё решили: и за себя,
и за него, и за дочку. А его лишь удосужились поставить перед фактом. В первые минуты Егор хотел схватить автомат, приехать домой и всадить всю обойму в изменницу жену, и в того, к кому она собралась уходить. Но потом вспомнил о дочке, которая тогда осталась бы и без отца, загремевшего бы на долгие
годы в тюрьму, и без беспутной, продажной матери, — вспомнил и остыл. Решил ехать домой, чтоб забрать Алису к себе, в часть.

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *