Капитан

Он всю свою короткую жизнь сражался за правое дело, за справедливость. И пускай ушёл, но ушёл не побеждённый, не сломленный, ушёл, оставшись человеком...

Капитан

Сначала дождливый, а потом довольно-таки тёплый и ясный день подходил к концу. Майское солнце медленно скрывалось за домами. На ясном, совершенно безоблачном небе показались луна и несколько наиболее ярких звёзд. Было совсем тихо: не лаяли во дворах собаки,
не шумели дети, не шелестел листвой ветер. Деревня, казалось, уже давно спала крепким и здоровым сном.

Но вот откуда-то издалека до слуха донёсся слабый звук автомобильного двигателя. А, спустя какое-то время, на грунтовой деревенской дороге показалась запылённая серая Волга. Она ехала совсем медленно, замирая едва ли не у каждого дома.

Возле пятого от угла дома, на заборе которого было написано «сдаётся», она остановилась. Из машины вышел высокий, тёмноволосый мужчина лет тридцати
— тридцати трёх на вид. Одет он был в серую военную форму с капитанскими погонами на плечах. Сплюнув, он поправил широкой, мозолистой рукой волосы и, подойдя к калитке, нажал на звонок.

За забором тут же залилась маленькая, писклявая собачонка, нарушив своим противным голосом предвечернюю тишину, царившую в деревне. А минут через десять калитка слегка приоткрылась, и из-за неё выглянула пожилая женщина в пёстрой косынке на совершенно седой голове.

— Вам чего? — взглянув на капитана, спросила она.

— Сдаётся? — кивнув головой в сторону дома, спросил он.

— Ну, сдаётся. Комната...

— Сколько?

— Три тысячи... Три тысячи в месяц.

Пошарив в кармане, капитан вынул пачку денег и, отсчитав нужную сумму, протянул её женщине.

— Открывай ворота, — сказал он.

— Зачем? — спросила растерявшаяся женщина, машинально отступая на шаг назад.

— Машину загоню, — пояснил капитан.

Женщина посмотрела на него недоверчивым и изучающим взглядом.

— Но ты хоть бы посмотрел на комнату, — сказала она. — Может, и не понравится вовсе...

— Мне всё равно. Лишь бы крыша была над головой, — ответил капитан.

— Странный ты какой-то... На наркомана или пьяницу, вроде, не похож... Бандит, что ли?..

Женщина колебалась. Она не знала, как ей поступить: принять столь странного, но явно денежного, квартиранта, или отказать — от греха подальше?

— Мать, решай быстрей, — взглянув ей в глаза, сказал капитан. — Вечер уже, темнеет...

Его взгляд показался женщине честным и благонадёжным. Она решилась.

— Ну, хорошо, — сказала она. — А звать-то тебя как?

— Егор, — представился капитан.

— Ну что ж, Егор, будем жить вместе. Заезжай...

Утром, после завтрака, Егор вышел во двор, присел на пороге и, вынув из кармана пачку сигарет да спички, закурил. Пуская кольца дыма, он бесцельно
смотрел по сторонам и думал о чём-то своём, лишь одному ему известном. На улице ночью шёл небольшой дождь, и теперь было прохладно, немного зябко.

Вскоре из дома вышла и Зоя Михайловна, — так звали пожилую женщину, взявшую вчера Егора на квартиру. Взяв в сарае метлу с совком и ведро для мусора,
она стала неспешно подметать двор.

— Похолодало сегодня, — сказала Зоя Михайловна. — Вчера теплее было. Дождик сбил тепло. Он хоть и не большой был, — так, покапал чуть-чуть, и перестал,
— но тепло сбил. Циклон, наверно, какой-то, — ишь, слово-то какое — «циклон»! Не наше, не русское. Сейчас модно говорить не нашими словами, — она немного
помолчала, затем продолжила: — Ну, ничего... Сегодня похолодало, а завтра, даст Бог, и потеплеет. Зато вот пыль прибило, работы мне убавило. Надо немножко
убраться, порядок навести. В доме я уже полы помыла, пыль вытерла, — оно хоть чуть-чуть, но лучше стало. Теперь вот во дворе подмету, да пойду пирожки
с картошкой печь, — внучка сегодня должна приехать, так я и стараюсь. А ты, Егор, как — семейный или ещё не успел? — остановившись напротив капитана, спросила Зоя Михайловна.

— Уже нет, — кидая в ведро окурок, ответил Егор.

— А что ж так? Развелись?

— Не сложилось.

— Плохо... Да, плохо это. Оно, видно, жизнь сейчас такая, — многие разводиться стали. Раньше такого не было. Как поженились, так и живут до старости.
Вон мы с покойным Иваном Кузьмичом — царство ему небесное и пухом земля! — пятьдесят два года вместе прожили!.. Ругались, конечно, ссорились, — оно как
же без этого? — но до развода дело не дошло. Двух сыновей и одну дочку вырастили, жизнь их устроили, внуков дождались... Жизнь, в общем, прожили порядочно... А у тебя как, дети-то есть?

— Дочка.

— Маленькая?

— Семь лет.

— Конечно, маленькая. Только в школу идти. И такое вот несчастье в семье... Что же вы так-то?

— Так получилось.

— Не серьёзная пошла ноне молодёжь, жизнь живут — как в игру какую играют: не получилось, проиграл — ну, и ладно. Ещё потом сыграю. Мало, видно, отцы
вас в детстве ремешком лупили, плохо, видно, воспитывали... — Зоя Михайловна умолкла, продолжив подметать. Но, махнув пару раз метлой, остановилась. Обернулась к Егору и сказала: — Ты на меня, старуху, не обижайся. Ворчливая я с годами стала. Да и детишек маленьких жалко: так и болит за них, бедных, душа моя!..

— Всё нормально, — ответил Егор.

— А ты, сынок, в каком звании-то будешь?

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Заполните форму ниже и получите доступ к литературно-музыкальному аудиожурналу "Мир творчества", который слушают более чем в 50 странах мира!





Похожие записи

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *